Что на глаза попалось

Previous Entry Share Next Entry
Отчет по Хогвартским Сезонам: Осенняя Сессия 2001. Ч.2
Кейси МакНелли
hyyudu
http://hyyudu.livejournal.com/132044.html - часть 1

Тем временем начался факультатив у профессора Граббли-Дерг. Я, честно сказать, разрывался между ним и факультативом Люпина, который опять увел толпу радостно галдящих студентов куда-то за подземелья. Конечно, жутко хотелось с ними пойти, но не обижать же отказом пожилого заслуженного преподавателя?
Впрочем, профессор сама это прекрасно понимала, и, периодически поругиваясь на нашего декана, который сманил у нее всех учеников, поймала пятерых попавшихся под руку (в основном под руку попались рейвенкловцы, плюс пара младших девочек с Хаффлпаффа), мы пошли в ее теплицу, где она рассказала нам о выращивании волшебной тыквы, без которой, как известно, Самайн не Самайн. Мне, в принципе, сама по себе тыква была не так интересна (тем более что у нас с ней проблемы возникают каждый Самайн, как по расписанию), но тут декан Хаффлапаффа просветила нас: оказывается, семена этой тыквы надо покупать у какого-то Темного Торговца, который периодически бродит где-то в наших краях. И важно с этим Торговцем договориться и его не продолбать.
Меня эта затея заинтересовала не сказать, чтобы очень сильно. Пообещал себе во все глаза высматривать Темного Торговца (забегая вперед - я его так и не встретил ни разу), забежал в гостиную, рассказал ребятам об этом, особого внимания не встретил - пошел искать Флитвика или Фревина, чтобы сдать СОВ. Стажировку же надо чем-то подтверждать. Фревин где-то пропадал со своими гриффиндорцами, а Флитвика еще до меня поймала Марыська - ровно с теми же корыстными идеями, что и я. Поговорили с ним об экзаменах, а потом упросили показать нам Флоридус Ультима (случившийся рядом кто-то из младшекурсников осторожно отвалил на законные 7 метров, увидев Мастера Чар, крутящего Ультиму двумя палочками боевым хватом). А потом начался квиддич, и про СОВ как-то забылось.
Второй матч мы играли с Гриффиндором. Гриф тоже стал производить приятное впечатление, хотя им и не повезло так с толпой здоровенных первокурсников, как Хаффлпаффу. Зато с ними играть приятнее всего: команда Гриффиндора - это три умницы-мальчика и толпа мягких на ощупь и приятных на вид девушек. Причем в основном 1-2 семестра обучения, из старой гвардии там были только вернувшаяся в строй Марыська и Элис Кармайкл. Надо признать - Рихард фон Кайхем, брат нашего Ричарда де Вивы (как они умудряются быть братьями с одинаковыми именами, если у одного испанская фамилия, а у другого немецкая?), неплохо вписался в качестве ловца, а Лайон Сикет и Бернард Беррингтон показали себя неплохими охотниками. А сестры Картер поломали стереотип девочки-охотницы как красивой мебели на поле. Признаюсь честно - я со своей массой совершенно не мог удержать Ленор на скорости. В такие моменты я жалел, что не загонщик.
Но у нас с охотой тоже в последнее время все в порядке (Дафна, Визи, я - забито до... статочно), а загонщики у нас, хоть и нетренированные, но опытные. Конечно, Марыська превосходила опытом их обеих, но все равно не сильно блистала. По крайней мере я стоял выбитым за весь матч раза четыре, не больше - значит, Селена и Фрида отрабатывали по полной. Девчонки умницы, отбегать весь чемпионат без замен - это кой-чего да стоит. Джимми так и не сагитировал Брайана на постоять на воротах, и встал в рамку сам - сыграл вполне на уровне. Ну, и Ричард отыграл свою роль как по нотам. Снитч наш, победа наша.
А во время матча Слизерин-Хаффлпафф Марыська съела волшебную конфету невидимости, прибежала на поле и стала класть (то есть вешать) слизеринцев Левикорпусом. На что профессор Будстоун тут же доказал, что он не зря мастер в области чар: кинул на голос веерный Ступефай Симпла, умудрившись вырубить Марыську, но при этом не задеть меня, хотя я стоял метрах в двух от нее. Потом срок действия конфетки прошел, и на поле образовалось бесчувственное тело, которое профессор Будстоун уже на правах главного судьи пожизненно дисквалифицировал. Слизеринцы отвиселись ("Снимите меня!" - "Ничего страшного, повиси пятнадцать минут, отдохни!"), и матч был продолжен.
А потом вышла Бомбарда Максима с некрологом по самой себе, в котором Марго писала, что чувствует себя уже не человеком, а информационным придатком к колдобуку, и она так больше не может. Читать ее было ужас как грустно, и я решил, что надо бы газету поддерживать на плаву, пока Марго не придет в себя и не вернется. Впрочем, я понимал, что у меня это вряд ли получится - с учетом всего того, в чем я должен был принимать непосредственное участие - стажировка, Больничное крыло, квиддич, должность старосты... Особенно с учетом того, что на сборе старост чуть раньше профессор Кэррол капитально дала нам по мозгам по поводу того, что мы совершенно не следим за своими подопечными, и если дело будет продолжаться в таком ключе, то старост ей придется сменить.
Кстати, из забавного. На том же собрании, Кэррол:
- Информация только для старост: сегодня Люциус Малфой прошел через Рамку Азкабана, и Рамка сказала, что он Темный Лорд. Но это информация исключительно для вас! Узнаю, что хоть кто-то проболтался ученикам - выгоню из школы! Потому что в Хогвартсе вся информация распространяется с неимоверной скоростью!
Расходимся со сбора. Корнеги Кролль, опоздавший на этот сбор, допытывается у меня, что такого рассказала Кэррол, что нельзя говорить ученикам.
- Ну зачем тебе это, меньше знаешь, крепче спишь!
- Но я же тоже староста, и имею право это знать!
- Хм, логично...
- А это случайно не про то, что Рамка определила Малфоя как Темного Лорда?
- Эммм... да, про то.
В это время ко мне подбегает наш младшекурсник и на пол-Хогвартса кричит:
- Кейси, Кейси, а ты знаешь, что Рамка Азкабана сказала, что Люциус Малфой - Темный Лорд?
Я с беспомощной улыбкой оборачиваюсь в поисках профессора, чтобы спросить у нее, остается ли актуальным ее предупреждение. Ее поблизости нет - ну ладно, Рамзес оно все конем, раз всем известно - что уж мне по этому поводу париться?
Еще в этот день господин директор устроил собрание Большой Восьмерки - учеников, заподозренных в темномагических знаньицах. Таковых нашлось трое со Слизерина (Абигаль, Хэмптон и Родри) и пятеро наших (Джоанна, Дафна, Фрида, Статтон и Эмили). Хотелось послушать, о чем речь, но господин директор - это не Хагрид, и громовым вокалом не отличается.
Во время ночных старостообходов идем мы, кажется, с Бенедиктой, и вдруг видим в темноте круг из свечей и темные фигуры. Нет, я, конечно, понимаю, ритуалы, пентаграммы - дело знакомое и где-то уже даже привычное, но мы, елки-палки, не кладбище патрулируем, а центральную часть Хогвартса! Подходим. Стоим. Смотрим.
- Мантию поддерни, ты сейчас себе ее свечкой подпалишь!
- Ой, не заметила! Спасибо, Ди!
- Кто здесь? А, старосты... Вы не могли бы встать так, чтобы загородить свечи от ветра?
- Конечно, профессор Граббли-Дерг!
- Мы сделаем вид, что защищаем не свечи от ветра, а вас от возможной угрозы.
- Хм, со стороны подземелий Снейпа... Это вы удачно встали!
- Ммм... похоже, вы все-таки нашли Темного Торговца.
- Потрясающая наблюдательность!
- Это не наблюдательность, это логика. Была бы наблюдательность - сам бы его нашел.
- Ну, мы пошли?
- Да, идите. Спасибо за помощь!
Оставляем младшекурсников под опекой доброй "Бабки Ультимы" и идем патрулировать дальше. Потом еще заскочил на Гриффиндор - потрепался с народом и послушал песни. Обратно выползаем уже глубоко после двух часов с Джимми Статтоном, Араминтой и кем-то из девушек-младшекурсниц. Тихонько ныкаемся и пробегаем от гриффиндорской гостиной обратно в нашу. По пути нас замечает директор, в панике шугаемся - а что делать.
Засим признаюсь, что не помню ничего из событий ночи среды, так что будем считать личным произволом моей памяти отсутствие ахтунгов на эту ночь. Впрочем, Хэллоуин должен был стать достаточно горячим, поэтому в ночь со среды на четверг хотелось в основном выспаться.
Правда, один раз меня все-таки разбудили голоса с улицы. Несколько людей сидели примерно под окнами домиков Рейвенкло и чем-то там занимались.
Чем-то там занимались?!
Маски? - Нет.
Вспышки? - Нет.
Скрытность... - ммм, есть слегка. Но еще ничего не доказывает.
Впрочем - какого черта? Комнаты Рейвенкло находятся на башне, а метел у этих людей я не вижу.
По школьному двору прошел кто-то из преподавателей, посмотрел на эту группу и присел рядом с ними. Все ясно, профессура развлекается. Спать!


Одно из преимуществ жития в гостиной - даже не в том, что можно ночью из теплого и безопасного места понаблюдать за тем, что происходит в Хогвартсе, а в том, что ты никогда не проспишь урок - поутру обязательно кто-нибудь придет в гостиную что-нибудь да взять. И там обязательно слегка пошумит. Серой Леди это не мешает (она обычно возвращается из своих бесконечных странствий по замку глубоко заполночь, а потом спит мертвым сном пол-утра), а я от этого как раз просыпаюсь. Выкапываю из-под галстука, шарфика, пояса и прочих полезных вещей часы, смотрю: час до пары. Самый раз! Еще и в душ успею сходить!
Добегаю до душа, быстренько моюсь (правда, был разок шухер - кто-то скребся в дверь, но это оказался не упырь, а местный завхоз) и возвращаюсь в гостиную. Привожу себя в боеспособное состояние (переход в него у параноидального старосты синего факультета происходит раньше, чем переход в состояние умытого и причесанного), беру папку с конспектами, слезаю вниз - топаю искать все ту же профессора Граббли-Дерг: первым уроком у нас Травология. Профессор рассказывает нам про сбор трав - как их надо собирать, в каких условиях, с каким душевным настроем и т.д. Одно из тех занятий, материал которого кажется интуитивно понятным, но если бы не он - вряд ли бы я смог ответить на вопрос, как правильно собирать травы. Впрочем, не уверен, что я сейчас на него хорошо отвечу.
Следующим уроком - История Магии с приглашенным наглядным пособием - Королевой Гербов, аспиранткой по алхимии Гвиневрой Бертилак. Это был далеко не первый случай, когда аспиранты в этом семестре вели у нас не свои предметы. Аспиранты ЗОТС, Астарта Принц и Северина Сен-Жермен, периодически то учили нас варить зелья, то вместе с Эдрианом Пьюси вели теормаг. На уроке беседовали о гербах древних родов Магической Британии, и, надо сказать, это было довольно интересно. Например, я впервые узнал, что у каждого мага его Протего выглядит по-своему - щит формируется не простой, а с гербом рода волшебника, сделавшего это Протего. Открывает большие возможности для исследований, скажу я вам!
Кстати говоря, эту пару директор Мортимер, пользуясь своим административным ресурсом, сделал общей для всех факультетов, для чего пришлось у Гриффиндора и Хаффлпаффа перенести на последний урок Теорию Магии. Из-за толпы разношарфиковых колдолюдей, набившихся в Большой Зал я как-то не сразу заметил, что наших студентов там катастрофически мало. Большая часть отсыпалась после какого-то ритуала (о котором я, естественно, узнал вообще после семестра), нас, стойких таких, было человека три, не больше. В составе оных трех человек мы и пошли на Трансфигурацию.
А там профессор Фревин решил нам рассказать о трансфигурационных артефактах, и я понял - это как раз то, чего не хватало мне в жизни, особенно одним холодным вечером в Букингемском дворце во время инаугурации министра. Кстати, в отличие от заклинания моментальной трансфигурации, которое я запоминал дня два (метатрепо), заклинание отложенной трансфигурации я запомнил сразу и навсегда.
К самому концу трансфигурации пробудились уже все, кому не лень и кому лень, потому что педсостав решил вместо следующих двух уроков (которых очень жаль, потому что это мои любимые ЗОТС и МЖ) устроить традиционную хогвартскую забаву - штурм умывальников в большем масштабе, или Хогвартские Маневры. Сюжет: решили как-то упсы вынести Хогвартс... ну, и пошло-поехало!
Из педсостава были избраны Темный Лорд и и.о. Джона Моргана (профессора Будстоун и Флитвик), из студентов - упсы, упыри и прочая неприятная для близкого знакомства хрень. Небольшой штурмовой отряд в лице двух упсов (включая меня), упыря и вампира был услан заходить в школу с тылу - через калитку, ведущую на квиддичное поле. Начало осады с нашей стороны было ознаменовано долгим перемигиванием и пиханием друг друга с целью выяснения, кто первый пойдет через калитку - аккурат под прицел дежуривших там Клементины, Дафны и Артура Хейвуда, после чего общим решением выпнули туда упыря-Эдгара - в случае чего пусть прячется. Упырь радостно помчался гонять по школьному двору Дафну, следом в максимной стойке вломился я...
Кусок невыразимки: боевой стиль Кейси в меня, похоже, въелся за полтора года. Я не смог от него абстрагироваться на "Великой Идее" (забыл, что могу использовать Аваду, Ультиму и веерную Максиму), не смог и здесь. Конец куска невыразимки.
Только вышесказанным можно объяснить то, что взрослый упс, готовый раскидывать ультимы направо и налево, первым делом сорвал дистанцию до Хейвуда и прямо из Максимы наложил Плаузус. После этого опомнился, долбанул Клементину Ступефаем Ультима и стал яростно звать нашего второго тылового упса и вампира, которые отчаянно тормозили. Мимо пробегала Северина, я хотел в нее кинуть Аваду (мало ли что от нее ожидать можно!), но протупил. Ученики в как-бы-гостиных Рейвенкло и Слизерина кидались в меня из как-бы-окон просом (которое я на всякий случай жег - чтобы упырь не заметил), кто-то выскакивал на полсекунды, кидал симплу и тут же заскакивал обратно. Короче, наблюдается "Шлем Ужаса" - один условно взрослый волшебник держал под контролем выходы из двух гостиных.
Тем временем Дафна, по всей видимости, заманила упыря к защищавшемуся педсоставу, где его и уронили, и прибежала выносить меня. Я уже начал крутить Инсендио Ультима, но тут все еще аплодирующий мистер Хейвуд подскочил ко мне и на мне же повис. Сразу вам скажу - этот гибрид Инкарцеро и Импедименты действует на всех, щитами не отбивается и выполняется даже несовершеннолетним волшебником, если что. Дафна немедленно воспользовалась ситуацией и стала в меня кидаться чарами класса Дефендо, поскольку уж что-что, а Дефендо с висящим на мне Хейвудом я бы не сделал ни в жизнь. Петрификус Тоталус и Инкарцеро Максима я успешно поймал Хейвудом, после чего мы вдвоем грохнулись на землю, и я был усыплен и заступефаен. Наконец-то начал действовать наш вампир, который вместе с отлежавшим свое и вернувшимся упырем прогнал Дафну куда подальше.
Картина Непринцева "Отдых после боя". Пустое пространство между гостиными Рейвенкло и Слизерина. Лежит спящий упс, окоченелый Артур и стукнутая Ступефаем Клементина. Все - ноль внимания. Наконец через пять минут приходит опять где-то сваленный и опять вставший упырь, утаскивает Клементину в как-бы-ДНХ, а заодно и упса туда же - лечиться. А тут как раз и конец маневров объявили. Дальше - разбор слонов и раздача полетов, пинки тем, кто протупил, замечания на будущее и общий итог - в таком составе, если что, не сдюжим. Впрочем, нельзя забывать, что довольно неплохие кастеры в этот момент играли плохишей. Фраза с обсуждений:
- Старосты, вы вообще должны были организовывать оборону и командовать своими студентами! Рейвенкло, Хаффлпафф - где ваши старосты были вообще?
- В упсах...
После маневров я все-таки решил посдавать СОВ. Для этого пришлось дождаться, пока Флитвик и Будстоун окажутся в непосредственной близости друг от друга, напомнить о своем существовании, сварить им чай, выполнить пару заклинаний, ответить на несколько теоретических вопросов, показать связку и объяснить ее (господа профессора свалились на словах "... а потом Коньюктивитус, чтобы противник не мог видеть, что мы с ним еще хотим сотворить") и в итоге - написать эссе о том, к какой стихии какое заклинание следует отнести. Вылилось это все в оценку "О". Так я и получил свой первый СОВ, и, против всяких моих ожиданий, это была не Трансфигурация.
А потом была Теория Магии - мы сидели в гостиной и слушали Шарпа... По-моему, это традиция последних лет - сидеть в гостиной и слушать Шарпа, который рассказывает что-нибудь по Теории Магии. По ходу лекции Шарп проронил что-то вроде:
- Если сегодня во время бала я вдруг пойду куда-то на холм - остановите меня.
Напророчил, блин!
А еще после маневров Марыська бродила и практиковалась в трансфигурации, превращая всех и вся во всё и всякое. Меня - естественно, в кота. Я понял весь гешефт этой трансфигурации: все встречные девушки не могут удержаться, чтобы не погладить тебя. За пять минут меня зачесали и загладили в десяток рук - я только успевал урчать от удовольствия.
После лекции - обеденный перерыв, я собираюсь потренировать наших младшекурсников в Чарах. Мы выходим на двор и видим там Панси Паркинсон явно не в лучшем настроении:
- Что это у вас за Менто Менорес? К противнику боком, стойка "Мой дедушка был космонавт", спина ровно, плечи прямые! В мое время за такую стойку выгнали бы с экзамена!
Сверкнув глазами, Панси удаляется. Младшие ошеломленно смотрят на меня:
- Кейси, кто это?
- Панси Паркинсон - артефакт тех времен, когда лучшим воспитательным средством считалось Торменцио Максима!
Ко мне подходит кто-то со старшего курса, по-моему Аксель.
- Кейси, кто это?
- Аксель, ну хоть ты-то! Ты же прекрасно знаешь Панси Паркинсон, намного лучше меня!
- Ага, потому и спрашиваю, что прекрасно знаю, что она год назад умерла!
- Умерла?!
- Ну, или в сне летаргическом каком-то.
- Гм... либо мои глаза меня обманывают, либо она таки проснулась и теперь ходит по Хогвартсу. Невыспавшасяся и злая.
Через некоторое время пришла весть, что Панси Паркинсон убила Абигаль Певерелл. Сказать, что многие были в шоке - ничего не сказать. Сказать, что я был в шоке - нагло соврать. Не был. Удивлен - да.
На собрании старост было заявлено, что Панси Паркинсон - это темная сторона Гермионы Грейнджер, и Гермиона получила статус преступника, уволена с поста преподавателя, ее ищет Аврорат, а если мы ее встретим - должны немедленно сообщить об этом профессору Кэррол или директору Мортимеру.
Завершая собрание, Мортимер иронично изрекает:
- Да, и еще прошу старост Рейвенкло передать мистеру Статтону, что ему ночью маскироваться под маленькую хрупкую девочку глупо. Потому что в школе есть только три студента с его габаритами, из них один - староста, а другой - студент его же факультета, так что не все ли равно, с кого я сниму баллы - со среднего или с младшего?
Пора было готовиться к балу Хэллоуина. Но перед этим - сходить на кухню и принести голодному народу ужин. Только выхожу за ворота - навстречу топает инфери. Я выхватываю палочку:
- Инсендио!
Все, кто был рядом, подхватывают:
- Инсендио!
- Инсендио Максима!
- Инсендио Максима!
- Инсендио Максима!
- Инсендио Максима!
- Да успокойтесь все, он уже упал!
Начинаем искать анаграмму - находим очень быстро. Собираемся уже изгонять:
- Стойте! На нем доска!
На инфере действительно висела доска с надписями "Я Эш Сикет! Помогите!", а с другой стороны - "Привет от Джона Моргана". Здраво рассудив, что Сикету мы уже никак не поможем, кроме как изгоним, несчастную магтварь отэкзорцировали обратно за Завесу.
- Ну вот, а теперь - ужин!
Главное в нашем деле - не терять оптимизма.
Приношу ужин, думаю - чем бы заняться. Подготовка к Хэллоуинскому балу - это всегда занятие, сопряженное с сутолокой и неразберихой. Все судорожно переодеваются, проверяют, хорошо ли сидят костюмы, кто-то из девушек ищет куда-то задевавшуюся косметичку - я молча снимаю с портрета Аберфорса Дамблдора кусок черной ткани ("Профессор, я надеюсь, вы не обидитесь? Мы по вам уже два месяца скорбели, а мне сейчас эта тряпка нужнее!"), перевязываю ей лицо и в очередной раз проверяю, достаточно ли у меня на поясе трансфигурационных свитков на мою импровизированную маску и мантию. Решаю, что достаточно - по крайней мере, на несколько изменений внешнего вида во время бала хватит (особенно с учетом того, что я не собираюсь танцевать), плюс пара свитков в заначке - на случай появления Смерти. Стальной нож в карман, гроздь рябины в другой - можно идти. Ждем всех остальных.
Я не знаю, как не померзли мои софакультетцы в нарядах греческих богов (т.е. один хитон на голое тело), но как-то ведь умудрились. Думаю, этому в некоторой степени способстовала Селена с бутылкой "Жести", которой она угощала всех желающих - Жесть была не такой жестяной, как весной, но все-таки свое шило от мозга до кишечника вставляла исправно. Ко мне подошел Трек в костюме садо-мазо-совы (как его потом прозвали окружающие):
- Кейси, это ты?
- Я. А это кто?
- Трек. Слушай, следи во все глаза за Дайрин - ей может потребоваться защита.
- Гм... Ну ладно.
Пообещав себе в случае чего попасть в Мунго, но не отдать врагу родное Простоквашино, я стал параноить вдвое чаще, и за наблюдением за Дайрин как-то провафлил момент, когда Алекто Кэрроу позвала Шарпа "на два слова" и увела его на Холм.
- *экзорцизм*! - подумали мы.
Меня к себе подзывает Дада:
- Кейси, ты адекватный, поэтому говорю тебе: скоро здесь начнется мясо. Минут через десять уводи своих студентов в гостиную - быстро и без паники. И других старост предупреди.
Ага, начинается экшен, и я уже не чувствую себя первомебелью. Быстро пробегаюсь по всем старостам (дольше всего пришлось искать затанцевавшегося Йокуса) и довожу эту новость до них. Не нашел только Акселя (ну, это объяснимо - где-нибудь с аврорами тусуется) и Кролля (а он-то куда делся?) - есть некоторые основания для беспокойства.
Наверху, на холме, раздается "Аппарейт!" и громкий хлопок - и что-то скатывается вниз по склону.
- Вспышка слева! Авроры, внимание!
В максиму, подбегаю, люмос! - вижу избитого и окровавленного Шарпа, к тому же, кажется, с отрезанным ухом. Удар гонга в голове - режим "беспечный баклан" отключается, включается боевой. Пару раз мазнуть люмосом по ближайшим кустам - врагов не видно:
- Мобиликорпус, Шарп!
- Кейси... это ты?..
- Я, я. Виси спокойно, сейчас в Мунго тебя отнесем.
- Я ничего не помню...
- Там и вспомнишь!
- Вино забери... там, у меня за спиной... и кубок мой... тоже...
- Вот видишь, а говоришь - "ничего не помню"!
Передаю Шарпа с рук на руки (точнее, с палочки на палочку) кому-то из подоспевших колдомедиков, разыскиваю Клементину и говорю, что народ пора эвакуировать. А что за странные звуки с окраины деревни? Ладно, с ними потом разберемся. Народ быстро и без излишней паники уходят, правда, есть отдельные задерживающиеся граждане, которым требуется личное обращение. В конце концов уходим-таки. Набиваемся в гостиную, ждем ахтунга по расписанию. А кстати, что это за шум был? Да там же люди оставались! Студенты! Дети!
Директор вскакивает на Феникса и отправляется всех спасать. Я вылетаю во двор - помогать в случае чего. Откуда-то вылетает Дафна и с нездоровым блеском в глазах кидается куда-то в Хогсмид. За ней с криком "Держите Гринграсс!" несется Аксель. "Мало ли что... Лучше сначала разобраться - вдруг она под Империо. Все-таки Большая Восьмерка и все такое" - думаю я и кидаю в нее что-то стопорящее. Кажется, Импедименту и Инкарцеро. Надо ж хотя бы спросить, куда она так ломится, благо Финита при мне - если что, все сниму. Дафна отбивает мои атаки, становится в Максиму - подбегает Аксель и кладет ее в Экзитус Виталис... Заяц в шоке.
Из Хогсмида народ срочно спасался кто куда. Больница Св. Мунго переехала к нам в трансфигурационную - ночь обещала быть жаркой. И она такой и была, но запомнилась обрывочными воспоминаниями.
К нам в гостиную пришла Кара МакКейн под обороткой в Абигаль и попросила какие-то живительные яблоки, чтобы оживить свою подругу. Всю эту историю с яблоками я успешно продолбал, только потом узнал, что благодаря им Абигаль ожила, а Джоанна избавилась от своего знания непростиловки.
Вроде бы я варил Умиротворяшку и носил ее в больничное Крыло. По пути встретил Марыську в крайне нервном состоянии и со свитком в руках.
- Марысь, что у нас?
- У нас песец!
- Это понятно. Какого плана?
- Например, такого, что у ворот валяется упырь с именем из 30 букв, причем никакого матерного корня из них не составляется! Это я тебе говорю как краевед!
С улицы раздается рычание и крики. Профессор Ржезач и Ники строят народ:
- Становимся полукругом! Первый ряд - преподаватели и авроры, второй ряд - студенты с Максимой. Студенты без Максимы - марш по гостиным!
Со стороны покинутого здания Мунго раздаются отчаянные крики "Инсендио Максима", и бледная Аманда о'Флинн приносит нам Трека. Перехватываю его на свой Мобиликорпус.
- Дорогу! Ему в Мунго срочно надо!
Толпа расступается, давая проход.
- Терпи, Джеймс, все уже позади. Пока что: Эпискей! - вожу палочкой вдоль его тела.
- Кейси... это не поможет...
- Почему?
- У меня... живот разорван... и внутренние органы вываливаются... - даже в таком состоянии умница Джеймс слабо улыбается. У меня секундный ступор - все хуже, чем я ожидал. Впрочем, что еще можно ожидать от человека, которого минуту назад упырь рвал на части?
Аккуратно кладу его на землю, отхожу на два метра. Рассудок нельзя терять ни в какой ситуации. Внутри меня вопит Кейси-кавайная-няка: "ААААаа! Это же Джеймс! Верный друг, вечный приколист, человек, с которым бок о бок год жили и в квиддич вместе играли! Человек и староста! Он же умереть может!". Эти вопли заглушаются четкими размеренными мыслями Кейси-колдомедика: "Рваная рана живота. Высокая опасность для жизни. Возможно заражение трупным ядом. Тащить на Мобиликорпусе опасно. Оставлять здесь нельзя".
Решение приходит быстро. Предусмотрительность, граничащая с параноей - качество любого трансфигуратора. Открываю второй справа кармашек на своем поясе - трансфигурационные свитки для боевых ситуаций. Что у нас тут? Йети - палка, маска - доска, брюки - каменный блок, деревянная палка - серебряный меч... Ага!
- Инкарцеро, тело Джеймса Трека! Веревку в стерильный бинт (что-то-там-где-то-там-тарарам) метатрепо!
Просто удивительно - подействовало. Веревка, созданная магическим путем, послушно трансфигурировалась в белые бинты, спеленавшие тело аврора. Он даже выглядеть стал как-то... празднично, что ли, несмотря на мертвенную бледность. Хотя чему я удивляюсь - год назад, когда пикси отравил ручей, мы все жили на воде, которую делали Делювиумом. Но о взаимоотношениях Чар и Трансфигурации будем думать потом.
- Мобиликорпус, Джеймс!
Доношу его до трансфигурационной. Там уже несколько раненых, в том числе изрядно обгорелый Уэйн Катшир. Минерва МакГонагалл хлопочет с каким-то зельем, Айна Вейне поет заклинательную песнь над неподвижно лежащим Сэмом Крейном. Сдаю Джеймса с рук на руки Ифору и опять ускакиваю в ночь.
В Хогсмиде появилась Тень, клавшая всех в бессознанку. Пострадавших относили в Больничное крыло. В числе прочих досталось и Френсису Гернкастлу. Да и вообще авроров основательно помяли. В довершение всего еще и Морган решил лично поразвлечься, насылая круциатусы на обитателей Хогсмида дистанционно. В какой-то момент прибегает Йокус:
- Большинство упырей положили. Мунго забито ранеными, некоторые тяжелые. Тень ушла в сторону поместья Касла-старшего.
На главу Аврората эти слова действуют как дефибриллятор и нашатырь одновременно. Разом выйдя из комы, он вскакивает, как ошпаренный, распахивает дверь и с криком "Там же дети!" уносится во тьму. Мы с Лайоном на всякий случай проходим обходом вокруг Больничного Крыла - ничего подозрительного.
Выздоровевшие авроры отправились спать в гостиную Рейвенкло. На следующий день в случайно услышанном разговоре я услышал слова "авроры", "студенты" и "булавки". Ничего не знаю, ничего не видел. Я там не был, это не мои булавки, ничего не знаю!

http://hyyudu.livejournal.com/132444.html - часть 3

  • 1
Нда... Зря ты тогда слушал Джеймса - меня-то как раз никто и не утащил. Кроме того, Джеймс и сам стоял за моей спиной в течение всего бала.

К утру, правда, уже мне пришлось сидеть у его полуживого тела...

Знал бы, где упасть - Левикорпус бы сделал

- Абрам, ты зачем палкой по забору стучишь?
- Крокодилов отпугиваю.
- Так у нас же их нет!
- Потому и нет, что я их отпугиваю.

Увы, я в ахтунге не смог поучаствовать - полнолуние, а носиться на четырёх лапах в толпе паникующих параноиков, удовольствие сомнительное. Мне хватило крайне неприятных эффектов от принятия аканита ровно за две минуты до начала принудительной трансформации.

Да понятно, конечно, даже если бы носиться на четырех лапах было бы истинным удовольствием, не факт, что появление такого существа в непосредственной близости было бы воспринято параноиками адекватно.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account