Что на глаза попалось

Previous Entry Share Next Entry
Хогвартские Сезоны: Осень 2002. Часть 2.
Кейси МакНелли
hyyudu
Среда началась с ЗОТС. Точнее, для меня она началась с расклада на день на Таро - выпала Двойка Мечей, карта Трека и Клементины, конфликт между любовью и долгом.
Профессор Люпин собрал старший курс в небольшой беседочке и поручил устроить заговор. Сначала обсудили, что нам надо (решили, что власть в Хогвартсе), потом стали определять цели и методы. На этом многие заговорщики валятся, но мы худо-бедно справились. Сразу определился главный активист (Леонелла) и главный претендент на трон (Родри). Рейвенкло в полном составе, загадочно улыбаясь, традиционно ушел на позиции "серых кардиналов", отказавшись от власти и основав орден имени самого себя. Конец урока прошел в обсуждении - что делать с профессором Люпином, который слышал все наши тайные замыслы с самого начала, и мистером Сойером, которые последние пять минут с большим интересом ходил вокруг беседки. Решили, что Люпин нам нужен, а Сойер не помеха. Декан в качестве домашнего задания поручил нам провернуть-таки переворот до конца семестра и отпустил.
Периодически сбиваясь на наши тайненькие планчики, мы пошли на травологию, где в процессе обсуждения всего и вся, начиная от толкиеновских энтов, кончая материалом волшебной палочки, родилась интересная идея - что будет, если превратить человека в дерево? Из теоретической беседы выросло практическое приложение, которым, естественно, занялся я. Желание превратиться выразили Леонелла, Алиса и Джимми. Не вопрос - я пообещал им сделать на них свитки. Еще из позитивного - к нам вернулся фон Шварц. Изрядно помятый, но не растерявший оптимизма и ироничности.
Пошел это я к квиддичной калитке - вижу снаружи крест из свечек. В максиму, медленно выбираюсь наружу... Отбой, это русский аврор Пронин так путешествует. Интересно, а я уж собирался тревогу поднимать.
Историю магии я помню плохо. Как в общем смысле, так и в отношении данного конкретного урока. Уже даже не уверен, был ли я на ней. Может, и нет - был занят подбором нуль-трансфигураций. Вот точно помню, что Нумерологию пропустил по той же причине - подбирал нули. Точнее, собирался подбирать, но в это время мироздание решило, что пора отдать мой ежесеместровый долг Ровене. Если кто не знает, у меня есть забавная особенность - вот уже пятый семестр подряд я ровно один раз, не больше и не меньше, убиваюсь о дверь гостиной.
Только свалившись на пыльное крыльцо, я понял, насколько я не прав - урок только-только начался, и мне светило все отведенные полчаса изображать собой элемент интерьера, а потом маяться головной болью. Но вроде обошлось - минут через пятнадцать по каким-то делам к нашей гостиной пришел домовой эльф. Поохав и попытавшись привести меня в чувство (безуспешно), он, суетясь и вздыхая, удалился, а через пару минут вернулся с Мэнни и Дейзи (вроде бы они), которые меня отволокли в Больничное Крыло. А там уже - Энервейт, Умиротворяшка (это уже вроде бы моя была) и мозгочесалка. К концу Нумерологии я был вполне себе самотранспортабелен, вот только на нуль-трансфу времени так и не нашлось.
После этого был факультатив по уходу за МЖ - мисс Делакур решила нам (не без помощи Гвиневры Бертилак) прочитать лекцию о крови. Потом мы разбились на две группы и бурно дискутировали о зависимости умений мага от его чистокровности. Когда встал вопрос - назвать каких-нибудь талантливых магов - полукровок, первыми, конечно, вспомнили Тома Реддла и Северуса Снейпа. Потом меня пикси за язык потянул ляпнуть "Граф Сен-Жермен!", на что Флер тут же дала мне задание - узнать, является ли он полукровкой. Сейчас, после долгого ковыряния каминной сети, могу сказать - да!
После уроков - начинался чемпионат Школы по квиддичу. Надо сказать - на Гриффиндор распределился очень спортивный младший курс, что меня весьма порадовало. Особенно - ловец Алан Худ, поскольку, согласно моему давнему эссе по Теории Магии, на Гриффиндоре должны быть хорошие ловцы, а я их там не наблюдал с момента выпуска Шона Дерри. Собственно, на Гриффиндоре жгли все - что старая гвардия, что новички. Слизерин тоже оставил хорошее впечатление, а Маркус Тайлер показал себя отчаянным бойцом (с его габаритами - очень неплохая борьба за бладжер). Однако с возвращением в команду Стюарта Хэмптона игра Слизерина снова стала однообразной - загонщики держат, Хэмптон бегает. Третий семестр такой трюк уже не пройдет - снитч и победа у Гриффиндора.
Во время матча еще учудила Вивьен Бозуорт - похитила свою племянницу Роману к себе, чайку попить. Это была большая ошибка, учитывая всеобщую паранойю - ее нашли и навешали. Хочешь пригласить к себе школьницу - не надо хватать ее за руку и аппарировать на глазах у свидетелей!
После конца матча - Гриффиндору дали порадоваться буквально секунд двадцать. Периферическим зрением я заметил начинающих визжать младшекурсниц и встающих в Максиму авроров. Разворачиваюсь - мнээээ... пара великанов, химера, тролли, плюс еще там по мелочи - Колпаки, похоже. Ага, бугурт!
Первый рывок - через все поле (я стоял в дальнем конце и судил бладжеры), к нашим метлам. Кто там подал идею приходить на поле с метлами - Фрида? Спасибо большое, очень помогло! Хвать метлу, оглянуться... Ага, Девлин! Со всех ног подбегаю к нему:
- Льюис, палочку, срочно!
Аспирант широким жестом карточного шулера раскрывает передо мной веер из всех палочек, которые ему сдали на хранение. Хватаю свою - вонзаться! А вот и первый клиент - Аманда О'Флинн, не теряя оптимизма, бодро несется от размахивающего дубиной тролля, а за ним по пятам скачет Генри Фадж:
- Люмос Саляре! Люмос Саляре! Кто-нибудь, блин!
Выскакиваю на боевую дистанцию к троллю:
- Петрификус Тоталус!
- Ступефай Ультима, тролль! - накрывает сверху Джером Эйвери.
Я едва успеваю прикрыть рукой лицо от разлетающейся во все стороны каменной крошки.
- Инкарцеро, Красный Колпак!
Оборачиваюсь, смотрю на падающее за моей спиной тело. Кому надо сказать спасибо? Похоже, Сагреню. Пошли дальше вонзать троллей. Стоп, что за вопли? А, правильно, химера. У кого-то беру соль, зажимаю ее в кулак:
- Фуга Эвектио!
Захожу химере в тыл (скорее, в хвост):
- Фуга Демитто!
Похоже, не заметила. Подкрадываюсь сзади и бросаю соль:
- Соль на хвосте! Химера соленая!
Монстр оборачивается и от всей души плюется в меня ядом. Отскакиваю назад кувырком - взметнувшуюся в воздухе мантию успело слегка проесть. Прячусь за дерево - зверь теряет ко мне интерес. А зря!
- Инкарцеро Максима, химера! Коньюктивитус Максима, химера! Импедимента Максима, химера!
Под солью она должна слечь с первой же максимы, но мало ли - вдруг это какая-то очень понтовая химера? Будем честны, до этого я с химерами не встречался. Ладно - склали зверька - начинаем гоняться за великанами, попутно вспоминая, что в него нельзя кидать. Точно нельзя Делювиум, а вот что еще? Вроде бы Риктусемпру. Осторожно обхожусь Ступефаем, Инкарцеро и Менто Менорес.
Ну что - бой закончен, пострадавших немного (в основном слизеринцы, чьи ворота находились как раз со стороны, откуда было нападение), из наших вроде никто не пострадал, а кто пострадал, того быстро залечили. После улаживания некоторого количества вопросов безопасности - мы все-таки выходим играть с Хаффлпаффом. Сталкер - несомненный герой своего факультета. Визимир за лето научился играть лучше меня. Но команду Хаффлпаффа очень ослабило отсутствие Гиннесса и Эдгара, а нам уже третий семестр подряд везет с абитуриентом-ловцом. В общем, снитч у нас, и победа у нас тоже!
Вечером было много чего интересного. Вот только бы помнить еще его, это интересное...
Был, например, первый сбор Театрального Клуба. Заниматься репетициями во время семестра и надеяться, что люди, впервые увидевшие текст пьесы на час времени, его успеют выучить - это большой оптимизм, приводящий к продолбежу. Но мы все-таки оптимисты, блин!
Зато на репетициях познакомились мои сестренки Аманда Картер и Миррей МакКарти. Ня, да здравствует дружба английской и шотландской ветвей рода!
Точно помню, был семинар Марыськи по подбору нуль-трансфигураций на людей. Семинар был довольно интересный, и ему не сильно помешал даже начавшийся ахтунг снаружи:
- Инсендио Максима веерное, нежить!
- Люмос Соляре!
- Петрификус Тоталус.
- Мне одному кажется, что дверь лучше прикрыть?
- Да. Кейси, сходишь, закроешь? На Максиму только.
- Хорошо.
- Поздно...
- О нет...
К нам входит изрядно пошатывающийся Инфери. Все, кому позволяли условия сидения, вскакивают. Я быстренько прикидываю, что на Марыську надежды нет - она за столом, пока выбираться будет - уже всякая дистанция будет разорвана. О том, что она теперь не будет под страхом суда нападать на нежить, как-то не подумалось. Кто еще был рядом - я не отсек, но вроде бы с Максимой никого нет. Значит, работать в одиночку.
- Инсендио Максима!
Бдыщь.
- Разгадать его, что ли?
- Нет! - Марыська выглядит обеспокоенной. - Мне за это по ушам дадут! Просто вынеси его за дверь!
- Ага, - оптимистично добавляет Чарисса, - там он сам сгорит за пять минут.
Через пять минут дверь открывается, и на пороге появляется лучезарно лыбящийся йети. Ой мля... За ним - столь же лучезарно улыбающийся профессор Фревин.
- Не бойтесь, это гвоздика! - успокаивает нас профессор трансфигурации. Ага, как же, помню, йети в гвоздику - нуль. Сам же ему и приносил. Фревин запирает опасный цветочек в кабинете ЗОТС на Максиму, где оный через пять минут и сгорает. Семинар продолжается, но крики с улицы уже настолько часты, что я чувствую - там я нужнее. Мельком осматриваю помещение - кроме Марыськи уже точно есть кто-то из совершеннолетних (кажется, это была Гвиневра), стало быть, младший и средний курс под защитой. И ускакиваю в вечер, заперев их на Коллопортус Максима. Что мы имеем? Ага, несколько валяющихся тел упырей и инферей. Начинаю раздевать, едва не обжегшись о тлеющие лохмотья. Мдэ... то ли инфери нынче окрутели, то ли упыри оплошали, но такие имена много времени не требуют. Даже на бумажку переписывать не пришлось.
Впрочем, тревожили меня не упыри и не инфери, а профессор Снейп, которого где-то еще днем похитили куда-то на Холм, заставив нас стоять на ушах и прикидывать, что будем делать, если Люциус опять грохнет защиту Школы, только на этот раз уже более надежно? Однако ближе к вечеру эта проблема разрешилась - в школу вволокли скованных вместе цепью Снейпа и Гойла (под ступефаем максима, естественно, от школьного барьера), а рядом стояли директор и еще кто-то из администрации и совершенно спокойно убеждали рычащих от гнева за воротами упсов, что нам ваш Гойл не нужен, сами с радостью отдадим, вот только придумаем, как бы их разъединить. Впрочем, тут прилетел умничка-Феникс с мечом Годрика Гриффиндора и раздолбал эту цепь нахрен ко всеобщему удовольствию. Директор заодно вернул Гойлу его палочку, с чем беломасочные господа и отбыли во свои свояси. Но злобу, видимо, затаили.
Каковая злоба спустя несколько часов вылилась в крик "Авада Кедавра, Фревин!" в исполнении бродившего за воротами Малфоя. Проклятие, естественно, развеялось, столкнувшись со школьными воротами - может, Люциус надеялся, что Фревин, как известный домашний эльф, поверит и умрет, а может, просто решил напомнить, что декана Гриффиндора на Холме не любят.
Но до этого я еще успел (в кои-то веки!) посидеть в нашей гостиной, которая была (удивительно!) почти пустой - кроме меня там были только Селена и Мари. Последняя как раз успела хлебнуть какого-то экспериментального зелья (о чем я тогда не знал) и горела решимостью строить и безбожно контролировать всех подряд. Хотела, чтобы я своей префектской властью написал какую-то расписку, что в отсутствие меня, Селены и Брайана поблизости она является исполняющей обязанности старосты, чтобы ее слушались. Я задумчиво хмыкал, она продолжала на меня давить - то большими глазами, то подручными средствами. Я задумчиво отвечал, что своей властью никогда не пользовался, только передавал распоряжения учителей и свои собственные советы, и вообще, как говорил король из "Маленького Принца", "Давать надо те приказы, которые подданные непременно выполнят!". Если ей хватит харизмы и авторитета, чтобы ее слушались - ей никакая бумажка не нужна, а если не хватит - то не поможет. В конечном итоге я услал ее к Селене, поскольку руководством факультетом вообще не занимался. Селена задвинула очередную глубокомысленную теорию, которая означала примерно то же, что я сказал, только это было более убедительно. Ну, Мари и убедилась.
Было дело - отправлялись мы на кладбище за кладбищенской пылью для зельеварения. В прошлом семестре это исполнялось боевой максимной связкой Ифор-Йокус-я. В этот раз - я с кем-то из среднекурсниц (кажется, Мари) и кем-то из младшекурсниц (кажется, Анжелиной). Чувство опасности, смешанной с ответственностью, описанию не поддается, ее надо чувствовать. Особенно это чувство усиливалось срабатывающими через четыре раза на пятый маткомпонентами для аппарации.
Еще было дело - тренировал я Аманду и Ариану по Чарам в гриффиндорском коридоре. Выяснилось, что не только Джимми иногда забывает переворачивать палочку во время тренировки. В общем, когда я обычно вваливался в БК с каким-нибудь бесчувственным телом на Мобиликорпусе, говорил: "Добрый день, это - тот-то, у него Ступефай Максима", делал ему Энервейт, чесал мозг дланью шестипала и поил Умиротворяшкой, это было нормально. А тут - вошел в сопровождении Аманды, пошатываясь, сказал присутствующим "Добрый день, я Кейси, у меня Ступефай", отхлебнул из попавшейся под руку бутылки и рухнул на кровать чесать себя дланью шестипала - народ протащился :)
А еще как-то совсем уж ближе к вечеру в школу ворвалась Химера и была тут же зацапана Доспехом, посолена поочередно мной, Лайоном и Фревином, а потом в нее влетела куча максим (которая вся ушла в Доспех, чего мы не заметили), и решили мы, что это не химера, а вообще мантикора. И на радостях устроили в нее Флоридус Максима хоровой. Доспех от удивления отпустил зверюгу, и та (оказавшись все же Химерой) ускакала за ворота.
А еще (какой, оказывается, был насыщенный на события вечер, если хорошо повспоминать!) Мортимер попросил меня всех предупредить, что вполне возможно по школе гуляет Диана Руквуд под обороткой на кого-то из студентов. Когда я пришел сообщать это на Хаффлпафф, Кристи Фревин призналась мне, что по просьбе Вильгельмины Райс сдала кровь ОВР. "Рукалицо! Кристи хорошая, но иногда такая дура!" - подумал я и возвратился к Директору - такие факты, касающиеся безопасности всей школы, я просто не мог замалчивать. Директор предложил мне проверить, действительно ли Кристина сидит сейчас в гостиной Хаффлпаффа - ну, я пошел и проверил. Истинное ее имя я уже, почитай, полгода помню, а написать трансфигурационный свиток на какую-нибудь кавайную хрень и убедиться, что она-таки трансфигурировалась - это совершенно несложно. Из Кристины вышла очаровательная белка. Я ей дал орешек, превратил обратно и попросил сегодня ночью не гулять куда ни попадя и не сдавать свою кровь разным подозрительным личностям. Пошел, приодел теплую рубашку для ночных обходов, вытянул себе карту на ночь (снова Двойка Жезлов!) и ушел патрулировать.
Ночные обходы были неспокойными. Во время одного из кругов мы с Кассиопеей, которая заменила Кару МакКейн ("Сестренка, а где ваша староста?" - "В коме лежит" - "А что с ней?" - "Не знаем", честными глазками хлоп-хлоп), и с Брайаном встретили Акселя и Дафну, несших с собой тело Трека.
- Аппара Стигмата!
- Авада Кедавра.
Это было первой тяжелой потерей, которую мы понесли за этот семестр. Известия распространялись, как всегда, быстрее молнии. Стоило придти куда-нибудь со словами "У меня плохие новости" - в ответ звучало "Мы все знаем. Бедный Джеймс!". В этот момент я в очередной раз порадовался, что хожу в обходы - атмосфера постоянной напряженности и опасности не давала сердечной боли затмевать рассудок. Как ни странно, смерть Джеймса меня накрыла сильнее, чем других друзей, с кем я был знаком гораздо ближе - Клементины, Кролика. Может быть, эффект первого впечатления?
А потом - снова ахтунги, и снова задуматься времени нет. Мертвых троллей, обещанных Миртл, мы так и не дождались, зато были вполне себе живые. Плюс акромантулы, дементоры, ведьмы... В общем, все знакомо. Бег, прыжок с уворотом от дубины, взлет, посадка, Максима, Максима, Максима, крик сбоку "Осторожно!", уворот, взлет, Мобиликорпус, посадка у Больничного крыла, пациента внутрь, Энервейт, шестипал, Умиротворяшка, снова в ночь, прохладный воздух, метла, взлет, разведка, посадка, в жабу метатрепо, проскакать между двумя дементорами ("Два метра!" - "И что?" - "Вот бл..."), схватить ведьму, утащить, Максима, Максима, Максима, на метлу, вытащить из-под троллей попавшего под дубину Фревина, быстрый взлет, круг над башней, Больничное крыло, выйти... Вроде бы все. Вот и ахтунги закончились. Среди распластанных акромантулов, догорающих болотных ведьм и окаменевших троллей спокойно гуляют директор и профессор Уизли. Последний смотрит на часы:
- Мистер МакНелли, сейчас три часа ночи. И все обходы даже старост школы уже давно закончились!
Директор иронично серьезен:
- Да, вы правы, мистер Уизли. Сколько баллов снимем с Рейвенкло за то, что их староста только что утащил из боя декана Гриффиндора?
Смех, веселье - раскланиваюсь и ныряю в коридор Рейвенкло. Не хотите - не надо, я сейчас совершенно не против поспать. Доброй ночи!

Утро четверга было невыносимо радостным, солнечным и позитивным. Профессор Огден в состоянии "поднимите мне веки" выглядел так, что одна мысль о том, что этому человеку пришлось встать в полдесятого, чтобы читать нам лекцию по Теории Магии, причиняла боль. Поэтому я радостно ухватился за возможность поотсутствовать: Алиса Рид утащила меня в Волшебный сад, чтобы я ее превратил в рябину. Ну, превратил. Посидел под этой рябиной и услышал крики из лабиринта. Профессор Люпин в последнее время облюбовал его для занятий по ЗОТС, поэтому там могло оказаться что-нибудь интересное. Ну точно, ЗОТС у младшего курса - куда, куда вы удалились, весны моей златые дни? Несколько минут наблюдаю за тренировкой младших, потом включаюсь в дело на уже привычной (на тренировках) роли одинокого злого упса, который решил этим солнечным утром погулять по Хогсмиду и поскладывать чересчур разгулявшихся школьников. Побегали, в общем, замесно, заодно и проснулись. Да и Алиса гештальт свой закрыла.
Чары в этот раз у нас вел Аксель. Упражнения в группах - это весело. Дает почувствовать, что ты можешь, а что нет. А где-то к середине урока раздалось сообщение по громкой связи, что сопротивленцы отбили упсоДОМП. Это было довольно радостной новостью, которая, правда, сильно омрачалась тем фактом, что при захвате погиб Генри Фадж. Проходящая мимо нас Миллисента Эйвери попросила меня срочно позвать Джимми и других людей потолковее для разбора архива ДОМП. Джимми подорвался сразу, Селена обещала прийти помочь потом, так что пока разбирать аврорам (а точнее одинокой Альбе Фоули) завалы бумаг помогали мы вдвоем.
Заодно я успел забежать в Больничное крыло, цопнуть стакан зелья от последствий Торменцио и отнести его в Мунго, где и напоил им бледную Луизу Тайлер, которой прошлой ночью как раз активно досталось. Здоровенный апельсин, который я использовал в качестве пробки, был оттащен в школьный кабак и изведен на глинтвейн. На обратном пути меня попросили сопроводить Тиля, который вошел под барьер, не имея ключа, и слег под Маледицеро Максима. Не учли одну вещь - в Мунго-то он свое отлежал, а ключ-то ему так и не дали... В общем, потащил я Тиля, отчаянно ругавшегося заплетающимся языком, обратно в Мунго. Ну, а потом уже - разбирать заполученные архивы.
Помимо кучи медицинских карт из Мунго нам в лапсы наши когтисто-интересующиеся попали схематичный до ужаса рисунок, наводивший на мысли о новом полном имени Сириуса, письма ему же из разных источников разной степени функциональности, дотошный, как бухгалтерский гроссбух, доходно-расходный лист Эсхалитоса и кучу всякой другой документации. Копаться в этом оказалось довольно увлекательным, так что я даже не заметил, как начались Зелья и Рука Фемиды. Правда, я тут же решил, что с правосудием я вряд ли буду как-то связан, и это зелье мне вряд ли пригодится. Так что мы сидели... и изучали...
Попутно я еще успел прочитать список стажеров Мунго и удивиться: не только в Больничном Крыле количество стажеров растет, как на дрожжах. В Мунго их тоже толпы. Причем в основном - гриффиндорцы.
Потом нас попросили помочь сопротивленцам, удерживающим ДОМП: отнести им еду и чай. Только осторожнее ("Кейси, мы уже Трека потеряли, если еще вы сложитесь, я себе этого не прощу!" - заявил Катшир). А вот совершенно не проблема для трех крепких парней. Погодите, а третий-то кто был? Сталкер, вроде бы... Тем не менее, отнесли, покормили, там же меня выловил случившийся Фревин и попросил написать барьеров на всяко защиту. Я пообещал заняться этим, когда у меня в руках окажутся мой словарь, свитки и свободное время, а то сейчас как раз наступало время идти на ЗОТС.
Поскольку за прошедшие месяцы мы власть в Хогвартсе так и не захватили, Миранда на пару с Родри быстренько состряпали теорию, почему она нам не очень-то и нужна. Дескать, власть, конечно, в Хогвартсе неидеальная, но у нас властные полномочия будут отнимать слишком много времени, а его и так не хватает. Так что пусть себе властвуют пока. Орден Рейвенкло, состоящий из Рейвенкло, только загадочно поулыбался - для нас не изменилось ничего. Позиция "Моя хата с краю, надо будет - и оттуда все сделаю" довольно практична иногда.
Ну, а после успешного сворачивания заговора (интересно, много ли заговорщиков могут, не перессорившись между собой, разом свернуть всю свою активность?) была космогония. На ней нас было аж трое - я, Селена и Фиорелла Монтгомери. Профессор Фабер дал нам крайне интересное задание - найти планетарные соответстствия для каждого рыцаря ОВР. Мы взялись за дело, каждый со своей логикой. В итоге у меня быстренько родился расклад практика, у Селены чуть дольше формировался расклад мистика, а Фиорелла сдавала аж на следующий день, поскольку на Слизерине оказалось достаточно людей, которые хотели присоединиться к выполнению этого задания. Фабер обещал отослать наши труды Люциусу Малфою, чтобы он их оценивал и проставлял нам зачет. Ну, Селене-то не внове сдавать свои эссе на проверку Малфоям (полтора года назад она писала исследование по поводу причин появления рогов на голове у Теодора), а мне было все как-то необычно и забавно. Надо сказать, что Люциус, если и проверил наши работы, никакого знака об этом не подал. Хотя буквально через пару часов бродил по Хогвартсу куда-то примерно от квиддичной калитки к Волшебному саду. Я аккуратно прифигел, но заметив, что он перемещается в области видимости совершенно спокойно ведущего себя директора, успокоился тоже.
Тем временем уроки закончились, время до квиддича я посвятил написанию свитков, а уже после квиддича собирался их использовать. Расписание в этом году было такое расписание, традиционно провощящийся последним в семестре матч Слизерин-Рейвенкло перенесли на середину семестра. Надо сказать, что даже с учетом возвращения в строй Хэмптона Слизерин не был той машиной смерти, которая была на нашем первом семестре. Правда, мы совершенно упустили из вида слизеринскую хитрость, за что и поплатились. Когда Северина заметила, что по противоположному от зрителей краю поля в качестве оператора снитча бродит Мэнни, она зацапала золотой шарик в свои загребущие лапки, нашла глазами Штефанеску и бросила прямо ей в руки.
Ладно. Забежать к себе, переодеться, вытянуть карту на вечер и ночь Самайна (Двойка Жезлов, да что за оказия-то такая?!) и отправиться с Фревином в ДОМП заколдовывать его почем зря. В смысле, не Фревина, а ДОМП. Барьер на бетонный пол я быстренько поставив сам (предварительно выгнав из ДОМПа всех домовиков, чтобы ноги не замуровало), а барьер на Инсендио Максима отдал ставить Терезе - в конце концов, мне еще в школе вонзаться. Конечно, аврорам приходится вонзаться больше, но им в случае чего есть еще Школа, в которую можно отступить (при возможности).
Пока я писал свитки, успел придти, поговорить и уйти директор с администрацией, потом примчался Джимми с криками "Кейси, в Хогсмиде ахтунг, можно я твою метлу возьму?". Я как-то позабыл, что обещал Фревину не нарываться, и отдал Статтону требуемое. Потом вломилась Марго.
- Кейси! Черная хрень!
- Кто, я?
- Да нет, там летает. Что это?
- Дементор?
- Нет, плоское. Называется как-то типа "черный плащ".
- Летаплащ, он же смертофалд.
- Точно! Чем убивается?
- Патронусом.
- А трансфой?
- Никогда не пробовали. Если не грохнете без меня - оставьте, я поэкспериментирую.
Сижу, пишу дальше. Потом оставляю свитки в условленном месте для Фревина и отправляюсь обратно в Хогвартс. Пешком, а что делать? Ахтунг есть ахтунг - повонзаюсь, в конце концов! По пути помогаю сложить двух троллей, отэкзорцировать одного инфери и немного погонять дементоров:
- Экспекто Патронум! Здравствуйте, Контрабрасс!
- Добрый вечер, Кейси!
Мимо лежащих монстров протискивается Джером Эйвери:
- Пропустите, пропустите, мне нужно! Здравствуйте, Кейси. Круцио! Дементор, ты сгорел. И ты тоже сгорел. Лег, сука!
- О_о.
В офигении смотрю на лежащего у ног Эйвери Контрабрасса и двух дементоров взглядом "Простите, я один это вижу?". Ничего себе, думаю, нынче методы у Сопротивления...
Впрочем, ладно. Ухожу обратно, по пути натыкаюсь на лежащего инфери. Начинаю обнажать его руку и обжигаюсь о горящую одежду. Ну что за моветон - поднимать инфери в синтетике! Ничего, я все-таки колдомедик будущий - избавляю его от одежды и вижу печать на руке. Хватило секунд десяти:
- Экзорцизо те, ебанашка, омнис спиритус эмунде.
Ебанашка окочурился, и я спокойно добрался до Хогвартса. Естественно, сразу к Айне, провериться на Империо - мало ли, чего я там не заметил? Нет, все чисто.
Нет, с точки зрения магии все чисто, а физики - нет. Поэтому я захватил мыльно-банные принадлежности и аппарировал в ванную комнату МакНелли-хауса. Был, правда, очень удивлен, увидев там толпу студентов, Дарси Уайтхока, с которым мы хорошо поспорили о политике, и периодически снующего туда-сюда Макнейра, но принял это как должное. За квиддичным трепом, байками и шутками подошла наша очередь. Мыться под ледяным душем - в этом есть какой-то свой тайный смысл, но я его не понял. Поэтому просто помылся и бегом-бегом обратно в теплый Хогвартс!
Надо готовиться к Самайну.
Точнее, не совсем так - вся школа готовится к Самайну, а мы идем поминать Трека. Через задний ход, дальше, дальше, мимо источника, по круче, через забор (и пусть только кто-нибудь скажет, что на Рейвенкло мало приключенцев!) на тихую и пустынную тропку. Правда, не совсем пустынную - мы вышли уже за пределы области маскировочных чар, скрывавших Хогвартс, так что на нас наткнулась группка магглов, которая шла куда-то по своим делам. Осветив нас своими люмосозаменителями, магглы пришли к выводу, что идти и дальше по своим делам будет лучшим решением, которое они могут принять.
Дальше, дальше, вниз, к реке. Ах, это тот самый мост, через который мы два с лишним года назад, полные волнения и надежд, проходили в первый раз, надеясь, что он не проломится под нами. А несколько месяцев назад мы на той стороне моста отбивались от дементоров и колпаков... Какие воспоминания!
Впрочем, сейчас у нас другое дело - мы должны помянуть нашего погибшего боевого товарища Джеймса. Джеймс Трек - наш герой, Джеймс Трек - мы с тобой! Декан произнес несколько слов, после чего мы все запалили от одной лучины по круглой свечке и отправили их в плавание вдаль по реке. У большинства младшекурсников свечки плыли еще далеко, светя нам издалека, как маленькие звезды. Свечи тех, кто знал Джеймса близко, затухали очень быстро. Пожалуй, только у Дейзи ее огонек упорно плыл вперед и вперед, показывая нам дорогу, которой от нас ушел Джеймс.
Мы еще немного постояли над рекой, потом поднялись обратно. Дейзи спела любимую Джеймсову "Кот и флейта". Я стоял, и меня знобило - то ли от ночного холода, то ли от боли потери.
Однако потом мы отправились обратно, и тут уже надо было держать ухо востро - вдруг кого да встретим? Обошлось, не встретили. А в школе, кажется, так и не заметили, что Рейвенкло примерно час отсутствовал в полном составе.
А потом меня поймала Аманда на предмет массажа. Не вопрос, второй этаж башни у нас свободен... обычно. На тот момент там спала Араминта - и как только эта маленькая хрупкая девочка умудряется во сне занимать почти полностью площадь второго этажа? Короче, массаж я худо-бедно сделал (под аккомпанемент криков снизу "Кейси опять притащил в гостиную девок и занимается развратом" - почему опять, почему развратом?).
Во время очередного ахтунга очередной акромантул (пока все стандартно) зацепил своим ядовитым клыком Огдена (а вот это было уже ново). Несусь с ним на Мобиликорпусе в БК, как в зад укушенный комар, кладу на кровать, начинаю паниковать: "Ааааа! Яд акромантула! Это же смертельно! Нужен толченый рог единорога!". Случившуюся рядом сестренку (какую-то из моих многочисленных и горячо любимых) усылаю искать толченый рог единорога, пока что судорожно ищу безоар, не нахожу, вспоминаю про пепел чернокнижника... вспоминаю, что чернокнижником, согласно методичке, считается любое лицо, читавшее материалы из Запретной Секции... вспоминаю, сколько я всего читал, причем не только (не столько) из школьной библиотеки... хватаю нож, отрезаю себе клок волос, сжигаю их, пепел ссыпаю Огдену в рот... за каковым занятием меня и застает пришедшая Айна:
- Кейси, что вы делаете?
- Пытаюсь яд остановить! Нужен толченый рог единорога!
- Вот же он, большой пакет на столе стоит!
Мда, вредно подолгу не заходить в Больничное Крыло - взгляд среди набросанных компонентов не замечает очевидного. Понимаю, что тупняк накрыл - бывает. Дохлебываю из бутылочки остатки вчерашней Умиротворяшки, споласкиваю ее в ведре и начинаю варить новую порцию. Варение зелий для Больничного крыла на меня всегда действует как Энервейт.
В гостиной встретил профессора Люпина, который был тих и молчалив. Поведал, что Родри напал на него со Ступефаем у ворот школы. Случившаяся при этом рассказе Флер тут же сняла с Родри 35 баллов, потому что нельзя слизеринцу, тем более старшекурснику, тем более старосте, так палиться! Люпин свою реакцию не озвучил, но многим с факультета хотелось сделать с Родри что-нибудь нехорошее.
Еще из негативного - меня поймал ОТшник и наложил на меня противный гейс за то, что я по ее мнению читерю при полете на метле. Я, естественно, был против, потому что за собой вспомнил только два нарушения логики мира и метлы, и то неосознанных - один раз я слишком тихо крикнул "Фуга Демитто", потому что спотыкнулся при посадке и не хотел с той же громкостью крика экзорцировать, и один раз применил на метле Сонорус, который на ней применять нельзя (логики опять же в этом никакой не вижу, но местами ОТ такое ОТ). То, что некоторые до сих пор говорят "На взлет" и "на посадку" - это в пределах, видимо. А Сонорус - аццкое читерство.
Короче, получил гейс с кривейшей формулировкой, которая при определенных ухищрениях позволяет летать на метле так же, как летал раньше, зато падать в кому в совершенно бытовых ситуациях, никак не связанных с полетом на метле. Так что если в будущем я вдруг ни с того ни с сего по дороге на урок сложусь в кому - улыбаемся и машем Ауре Солес.
Во время патрулей меня выловил кто-то из аспирантов:
- Кейси, Родри сейчас сидит с сестрой в гостиной Слизерина и вот-вот выучит на ней Аваду. Иди спасай девчонку!
Иду. Стучусь.
- Кто там? - спрашивает староста Слизерина.
- Кейси МакНелли, - честно представляюсь я.
- Входите, мистер МакНелли!
- Мистер Родри, я на такое же предложение от Кэролайн Мэддгорн один раз повелся, теперь страхуюсь. Откройте дверь, пожалуйста.
Открывает. У меня на всякий случай палочка не в руке, но наготове - случай с Люпином памятен.
- Анжелина здесь?
- Здесь я! - раздается с дивана.
"Чем вы тут занимаетесь? Аваду учите?"
"Кейси, ты еще вслух это скажи, идиот!"
- Анжелина, сейчас уже время сильно после отбоя, даже после нашего отбоя, учитывая наше лидерство по очкам. Так что будь добра, вернись в нашу гостиную или в свою спальню.
- Мистер МакНелли! - Родри-младшая пытается прожечь меня взглядом, но сквозь мантию ее брата выходит плохо.
- Мистер МакНелли, сейчас мы пять минут договорим, и она отправится к себе, - дипломатично вступает Родри-старший. Подозрение в моем взгляде он истолковывает верно.
- Можете посидеть с нами, если хотите.
- Да, так будет лучше. Не хочу, чтобы с нее сняли баллы, если ее заметят по пути от подземелий к башне.
Разговор действительно уложился в пять минут. Однако мне вообще в этом семестре везло на ломку кармических блоков - раньше я в гостиной Слизерина больше нескольких секунд не находился (не считая занятий, проходивших непосредственно там). Естественно, эти пять минут беседы были самыми светскими из всех, что я слышал этой ночью. Уходившая Анжелина была недовольна. Зато моя паранойя на ее счет немного успокоилась.
В остальном ночь была тихой. Мы смотрели в телескоп профессора Меррита и беседовали о спутниках Юпитера. Замерзшая Штеф ушла на титаномахию. Упсы больше не наведывались. Нежить не лезла. Можно было выспаться.

  • 1
- Мистер Родри, я на такое же предложение от Кэролайн Мэддгорн один раз повелся, теперь страхуюсь. Откройте дверь, пожалуйста.

Мва-ха-ха!

Про отца - интересно.
А Смертофалд кладется инсендио и риктусемпрой. Вот это я точно знаю Был опыт)

У меня больше интерес, откуда МЖ со всех уголков мира имеют свойство оказываться в Хогсмиде во время ахтунга?

мм... а там медом намазано?)
и вообще особо вкусные британцы пошли...

Вообще-то, инфери мы с Вами в классе трансфигурации в четыре руки гасили, дорогой самоуверенный Староста Школы.
И главное, почти всех "кто-то" в отчете можно смело заменить на "Гвиневра Бертилак". Ваше сознание прямо-таки отчаянно вытесняет мой образ. Вопрос: почему?

Дорогая обиженная в лучших чувствах Гвиневра, "кто-то из администрации школы" - это тоже вы? ;)
В случае с Родри и предполагаемой авадой я просто не хотел вас палить, но если уж так хочется - пожалуйста.
А инфери - существа мягкие, им бы вполне хватило одной симплы. Это я перестраховщик.

И еще про меня говорят, что я везде успеваю!

"- Кейси, Родри сейчас сидит с сестрой в гостиной Слизерина и вот-вот выучит на ней Аваду. Иди спасай девчонку!"

-Ха-ха-ха, сэр Кейси, Вы прекрасны! Больше пажалуйста не включайте параною на мой счет, а то я тоже за Вас буду переживать.

Не то было время, чтобы за меня переживать. Вот прошлой весной - тогда да, факультет за меня испереживался.
А паранойя у меня - вещь упрямая, ее нельзя включить-выключить, как люмос.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account