Хыиуду (hyyudu) wrote,
Хыиуду
hyyudu

Categories:

Отчет. Хогвартские Сезоны - Осенняя Сессия 2001. Ч.3

http://hyyudu.livejournal.com/132044.html - часть 1
http://hyyudu.livejournal.com/132228.html - часть 2

Пятница. Народ просыпался с трудом. Два учебных маньяка - мы с Селеной - в традиционном нашем первомебельном состоянии ползем к кабинету зельеварения. По каким-то мельчайшим изменениям окружающего пространства мы понимаем, что ожидать после такой ночи бодрого и улыбающегося профессора Снейпа глупо. Как показала практика - ожидание злого и невыспавшегося профессора Снейпа тоже не принесло плодов. Так что мы просто просидели весь урок на бревнышках рядом с кабинетом. Во время оно подкатывает магглоповозка со звучащим из нее "унца-унца-унца", оттуда вылезает физиономия и спрашивает:
- Слы, чуваки, а типа че у вас тут такое?
Очень кстати случившийся рядом мистер Родри отвечает физиономии голосом, которым можно мясо замораживать:
- Здесь. Происходит. Исторический. Фестиваль.
Физиономия выражает интерес:
- А че за фестиваль, в натуре?
Староста Слизерина снисходит до того, чтобы впервые посмотреть прямо на собеседника.
- Реконструкция. Средневекового. Замка. Мантии. К примеру.
Харизматичность Родри наконец прошибает стену радостного любопытства:
- А... типа эт че... Эт типа мы тут не в тему, шоле?
Тот кивает:
- Именно.
Физиономия улезает обратно, машина взревывает мотором и, оглашая Запретный Лес пуси-мусями, уезжает. Мы трясем головами, как собаки, вылезшие из воды.
- После такой ночи что только не привидится, - задумчиво изрекает Селена.
Следующий урок - Теория Магии. Бывший глава Визенгамота отсутствует в школе, нынешний глава ДОМП лежит в Мунго - остается только надеяться на главу Отдела Магических Игр и Спорта - мистера Пьюси. Который действительно отыскивается через полчаса после начала пары и в компании Северины и Астарты читает нам мини-лекцию про Таро. Нас опять немного, зато мы все живые и относительно здоровые.
Время шло, день продолжался, обед был съеден, и мы отправились на Чары (где Флитвик и Будстоун стебали нас почем зря и снимали баллы за выпавшие из рук при Ахеллитусе палочки), потом на Травологию, где бродили по окрестностям Хогвартса с профессором Ржезач и слушали лекцию о том, к какой планете какие растения относятся. Лекция была интересная, погода теплая, хотелось всех любить, поэтому до Трансфигурации добрели не все. К "не всем" в этот день относились я, Джимми и Араминта. Еще там же каким-то образом оказались Ифор и Элис Кармайкл. Профессор Фревин окинул взглядом класс:
- Ну что ж, начнем с лекции о трансфигурации магических существ.
- Отлично, - радуюсь я, - люблю эту тему. Интересно будет послушать.
- А вы слушать не будете, Кейси. Вы ее будете читать, как главный специалист по этому вопросу в этой комнате в данный момент
- Да? Гм... ну ладно...
Прочитал, благо там вся лекция преспокойно умещается в пять минут. После этого профессор показывал, как ставится барьер:
- А сейчас мы огородим все это веревкой, окропим драконьей кровью и прочитаем свиток. Это будет триггерный барьер, то есть каждый, кто внутри него подходит под определенное условие, получает определенное заклинание. Но все, кто ставит барьер или даже присутствует при этом - включая вас - тоже попадает под это же заклинание. Кейси, можете выйти и отвернуться, чтобы вас не накрыло, чтобы потом снять с нас Силенцио?
Киваю и ухожу. Декан Гриффиндора зачитывает и активирует свиток (переходный объект имел сумму где-то порядка 5800), после чего кабинет трансфигурации огораживается барьером, где каждый, кто заговорит без разрешения Фревина, получает Силенцио Симпла. Вся онемевшая толпа выходит ко мне, я снимаю с них Силенцио, и мы возвращаемся в кабинет.
- Спасибо, Кейси.
- Пожалуйста.
- Сколько у нас времени до конца урока?
- ....
- Так сколько?
- ..........
- Ах, ну да, конечно. Финита Инкантатем. Разрешаю говорить.
- Фух, спасибо. Еще минут пятнадцать.
- А как у вас с невыполнимыми заданиями, которые я вам давал?
- ......... (это мы уже хором)
- Я их вам не давал?
- Нет...
- Ну ладно, дам сейчас.
Мне досталась невыполнимка кого-то из первокурсников Гриффиндора с прошлой Весны - узнать пароли от всех гостиных, но Фревин предусмотрительно на этот раз убрал из нее основную дыру - мне надо было узнать актуальные пароли к гостиным, а не прошлогодние, которые все раскрывали без проблем. Я сначала задумался, а потом решил, что честность - лучшая политика, и пошел выполнять.
Кусок невыразимки: своих информаторов я разглашать не буду, поскольку сам знаю, что все, что узнано под грифом "Невыразимо", рано или поздно переползает в мозгу под вывеску "не помню, от кого я это узнал, но источник надежный". Конец куска невыразимки.
Пароль от гостиной Рейвенкло я и так знал. Пароль Хаффлпаффа мне сказали, даже не парясь особо. Гриффиндорцы мне открылись, когда я сказал, что могу поклясться не пользоваться им сам и не разглашать его никому, кто может представлять опасность для их факультета. Конечно, мне бы в любом случае пришлось бы разгласить его Фревину, но он его и так знал, а бояться собственного декана - на такое красно-золотой паранойи не хватит. Кстати, клясться в итоге так и не потребовалось. Самые большие сложности, как я и рассчитывал, возникли со Слизерином - они там все поголовно закладывались не разглашать пароль представителям других факультетов. Наконец, удалось провернуть хитрую комбинацию, которая заключалась в том, что мне сказали пароль, который был сменен еще до того момента, как мой информатор вернулся в свою гостиную. Я сердечно благодарен всем этим троим прекрасным людям, благодаря которым я заслужил свое "О" на экзамене, целую одну из них и жму руку двум другим.
Но свой квест с паролями я завершил уже вечером (как, впрочем, и свою невыполнимку прошлого семестра - погладить Люпина в полнолуние), а до этого у нас еще много что произошло. Например, у нас должен был быть урок по магживотным, а его не было. Или еще например, профессор Снейп устроился в нашей гостиной, и всех позвали слушать лекцию об андрогинном зелье. Поскольку я не большой любитель этой алхимической сущности, мы ушли на дворик Чар с фон Шварцем и решили там подуэлиться. Палочки держим прямым хватом - все равно ни у одного из нас Максимы нет, а Симплу я сниму, если что.
- Ступефай Максима!
- Энервейт Максима! Инкарцеро Максима!
- Дефендо Максима! Экспеллеармус!
- Парабеллум! Инсендио Максима!
- Делювиум Максима! Силенцио Максима!
- Протего Максима! Торменцио Максима!
- О_о фига блин! Флоридус Максима! Коньюктивитус Максима!
- Сенсус Виденди Максима! Ахеллитус Максима!
- Энервейт Максима! Инсендио Максима!
Через некоторое время прибегает Марыська:
- Вы бы не могли орать потише? Ваши вопли слышны в гостиной Рейвенкло, а из-за Инсендио Максима авроров уже по тревоге подняли!
- Хорошо, мы будем потише!
Пришла профессор Велька и предложила подуэлиться мне. Но, памятуя о чутком слухе авроров и профессора Снейпа, мы все делали тихо и медленно. Больше это походило на танец:
- Инсендио Максима Небоевое Дуэльное!
- Делювиум Максима Небоевое Дуэльное!
Еще спустя некоторое время - мы тренируем наших младшекурсников на Симпле. Стоят Ричи, Брайан и Вэлинтин Уайтхок со Слизерина, а мы в них весело кидаемся. Рядом сидят профессор Ржезач, профессор Кэррол и Марыська - контролируют, чтобы мы опять не начали про Инсендио Максима орать. Потом кто-то замечает, что палочки мы еще со времен своей прошлой дуэли держим боевым хватом.
Марыська (с помесью возмущения и страха за младших): Вы что, вконец рехнулись?
Велька (с интересом): Это вы просто палочки перевернуть забыли, или это такая воспитательная мера для лучшего запоминания чар?
Кэррол (задумчиво): Дать баллов или снять? Дать или снять?
Потом перекус, потом квиддич. Решающий матч, Рейвенкло - Слизерин. Красненькие и желтенькие друзья мирно выяснили свои отношения, а у нас тут игра, определяющая судьбу квиддичного кубка. Ну, поехали помолясь - играем. На исход матча сильно повлиял (но не предопределил!) тот факт, что в команде Слизерина не было Хэмптона - он в это время, насколько мне известно, в Мунго лежал, случайно убившись об землю после выхода из башни Гриффиндора через окно. Однако Шварц тоже жег, за что и получил потом лучшего охотника. Впрочем, у нас с атакой все тоже было неплохо, даже слизеринские старосты с ракетками не были для нас слишком сильными помехами. В итоге, как это и бывает обычно в поединке двух команд примерно одинакового класса, все решил снитч, который снова цапнул наш неутомимый Ричи Де Вива. Ухааа! Мы чемпионы - впервые за много-много лет!
Иду это я по коридору Рейвенкло после матча - из одного из домиков на меня вываливается бледная Элис Ричардсон, которая тащит за собой Араминту в состоянии "Посмотрите, как песец медленно подкрадывается к своей жертве".
- Что с ней?
- Торменцио!
Гонг в голове, Кейси-кавайная-няка засунут в дальний угол подсознания, Кейси-колдомедик вызван по тревоге.
- Уровень?
- Симпла!
- Отлично!
Прокручиваю три раза возле живота Араминты, собираю на палочку всю гниль, некроз, разложение и гной:
- Финита-а...
Оттягиваю на себя и мысленно прорастаю гибким молодым крепким деревцем - Флоридус.
- Инкантатем!
Резкая отмашка палочкой, вся эта мерзость летит на дерево, стекая по коре, не в силах проникнуть внутрь. Но откат все-таки заставляет меня поморщиться - слишком резко перетянул, надо было спокойнее. Но теперь Араминта в безопасности.
- Давно это на ней?
- Минут десять.
- Кто наложил?
- Эмили Блэквуд!
В глазах темнеет - в лоб дам дуре! В глазах светлеет - без меня дадут, я должен лечить, а не судить.
Хватаю пострадавшую и тащу в Больничное крыло. Надеюсь, зелье АнтиТорменцио там есть? По пути передаю эту новость Клементине. Навстречу бежит Лайон:
- Что с ней?
- Торменцио Симпла.
Лайон закрывает глаза:
- Финита Инкантатем!
Палочка проходит легко, Лайон открывает глаза:
- Все снято.
- Естественно, думаешь, я ее бы без Финиты в БК потащил?
Сдаю с рук на руки Айне. Жизни Араминты уже ничего не угрожает, а варить зелье от Торменцио я все равно не умею. И ругаться с людьми тоже не умею. Этим вместо меня занялась Клементина, к тому же с Эмили взялся поговорить ее дядя. Ну и отлично, без меня все обойдется.
Ближе к отбою Брайан меня просит вернуть из Больничного Крыла его турку, в которой вчера туда относили какое-то сваренное зелье. Иду в БК, беру пустые турки и решаю их ополоснуть. Стою у умывальника, мою посуду, краем глаза осматриваю окрестности на предмет появления упырей - вылезет на небоевой дистанции, охреначу туркой. Тем же краем глаза вижу, как кто-то заходит в Больничное Крыло и направляет палочку на дверь.
- Не запирайте, я сейчас остальную посуду принесу! - кричу я. Как выяснилось, недостаточно громко.
Первое и последнее, что я успел увидеть, вернувшись в БК - большие испуганные глаза Айны Вэйне. Первое и последнее, что услышал - фразу Лайона "Падай, Кейси!". Потом меня накрыла суровая реальность в виде удара головой о Колопортус Ультима.
Физическое тело исполняет движение, которое у него на уровне рефлексов - бросить все, что в руках, на близлежащий диван.
Эфирное и астральное тело хором: "Ааааа! Сделайте что-нибудь!"
Ментальное тело, обреченно: "Поздно, вы уже все сделали!".
Физическое тело падает на пол. Три других уходят в нирвану.
Каузальное тело: "Вот ведь незадача какая-то!"
Будхиальное тело: "Ничего, это еще один этап пути постижения мира. Хотя Коньюктивитус Ультима был бы интересней".
Атманическое тело подумало и ничего не сказало.
Я уже не слышал, как Айна, присев надо мной и залечив разбитый лоб, пела заклинательную песнь. Я не чувствовал, как меня подняли на Мобиликорпус и отнесли в Мунго. И чувство времени тоже куда-то ушло.
Первым вернулось ментальное тело, и было ему хреново. Ему хотелось еще отдохнуть, но его долбали импульсы мозга. Импульсы мозгу передавали уши, которые слышали разговор Бенедикты с лежащим рядом Хэмптоном.
"Сейчас очухаются три менее тонких, и будет им хреново, как и мне", - подумало ментальное тело. Тут очнулись физическое и эфирное, а астральное так и предпочло спать - все равно ничего интересного для него не ожидалось.
Эфирное тело уведомило о факте своего существования цветистым экзорцизмом. Физическое перевело его в нечленораздельное мычание, на которое откликнулась МакГонагалл.
- Что стонешь? Что там с тобой?
- Помню... дверь...
- Правильно, нехрен лезть, куда не следует!
- Мне следует... я колдомедик!
- Колдопациент ты сейчас! На, выпей Умиротворяющего бальзама!
Умиротворяшка - мое любимое зелье, я и варить его люблю, и пить, хоть его действие на меня сильно ослаблено тем, что обычно я и так умиротворен по жизни. Но на вкус оно мне нравится. Но, Мерлин, сколько ж его пить-то можно, учитывая, что я и так выпил все остатки Умиротворяшки, которые были в турках, предназначеных к помывке! Впрочем, лучше абсолютное умиротворение, чем болящая потом голова - делаю несколько глотков и падаю обратно. Периодически приходит Ифор и передает последние известия, а я лежу и тихо осознаю, что чем дальше - тем больше имею все шансы нарушить правило не находиться за пределами Школы после отбоя.
Кстати, на днях посчитал - выяснилось, что из 100 школьных правил я уже успел нарушить 65.
За пять минут до отбоя являются Дафна, Клементина и кто-то еще - поинтересоваться, как я там.
- Нормально он тут, что ему будет, - отмахивается Минерва. - Очухается - пришлю его к вам. Девчонки радостно уходят.
Через некоторое время физическое тело приходит к выводу, что способно заниматься чем-то, кроме занимания площади больничной койки, а ментальное - что факт наличия сердобольной Бенедикты и просто больного Хэмптона в непосредственной близости не оставляет мне никаких шансов поспать.
- Я пойду?
- Сейчас найду тебе взрослого, который тебя аппарирует к воротам Хогвартса.
- Не надо взрослого. Добегу быстрее!
Пошатываясь и собирая по пути стены домов Хогсмида, однако потихоньку приходя в себя от свежего воздуха, доползаю до ворот. Там меня коротко осматривают - вроде живой, не упырь - коротко кивают и запускают в Школу. Я топаю в гостиную, но скоро ухожу оттуда, не в силах находиться среди громких голосов моих софакультетцев. Уползаю в обход - там хорошо, прохладно, и Алисанда добрая и понимающая.
- Ну что, пойдем еще за теми домами пропатрулируем?
- Пойдем. У тебя Максима есть?
- Нет, а у тебя?
- Есть, но я ее плохо помню.
- Гм...
- Пойдем лучше перед этими домиками пропатрулируем, тут светло и все видно!
Через некоторое время выясняю, что директор разрешает усиленные ночные патрули - и опять выхожу. На сей раз с Бенедиктой.
- А пошли возле слизеринской гостиной патрулировать!
- Зачем, Ди?
- Мне ОЧЕНЬ хочется кого-нибудь из них поймать и оштрафовать!
- Ну ладно, пошли.
Пришли. Сели на скамеечку. Оглядываемся. Подходит уже вполне очухавшийся и снова довольный жизнью Шарп:
- А что это вы тут делаете?
- Сидим и патрулируем.
- Плохо вы патрулируете, с вашей точки не просматриваются кусты за вашей спиной. Давайте я за ними следить буду!
Шарп залезает на качели, вынимает палочку и наблюдает. Из гостиной Слизерина выходит Герберт Родри и оглядывает двух старост и аспиранта, пасущихся возле выхода из слизеринского коридора. Маскируя еле заметную насмешку притворным восхищением, он изрекает:
- О, какие мы ценные, что нас так охраняют! Ну что ж, тем лучше - я наконец могу спокойно поспать!
Аристократично зевает и уходит обратно в коридор.
А потом стали приходить акромантулы. Первого мы упустили, и он умудрился подкрасться к Доменике Салис, стоявшей рядом с толпой народу, и ее очень качественно подрать. Вся толпа бросилась успокаивать акромантула Таранталлеграми и Импедиментами, а я - быстренько заговаривать раны Доменики и тащить ее в БК - с монстрой и без меня справятся.
Потом акромантулы стали приходить один за одним - профессор Фревин кидал их в Инкарцеро Ультима, после чего (кусок невыразимки) связанный акромантул очерчивался кругом - типа связанный сидит, а игротехник уходил, чтобы придти очередным акромантулом(конец куска невыразимки).
- Профессор Люпин, не мне, конечно, вам указывать, но вы сейчас три раза по акромантулу прошлись!
- Эм... бывааает...
Министр Кривз пришел в школу и стал проводить в Большом Зале мессу. Я пару раз пробегал мимо, но заходить не стал - я видел стоящего с закрытыми глазами и свечой в руках Кривза, я видел одухотворенные лица своих друзей, которые молились, и понимал, что сейчас мое место не там, среди них, а здесь, на случай, если кому-то вдруг потребуется помощь, как Доменике некоторое время назад.
Выяснилось, что с акромантулами может беседовать Корнеги Кролль, который поел волшебной капусты. В какой-то момент он занимался тем, что пытался вести дипломатию с акромантулом, на которого толпа народу в это время нападала с Максимой, а он активно куда-то утаскивал Алию Ледум. Не помню, куда, не помню, зачем, но Алия в конечном итоге оказалась жива и даже в основном здорова.
Пара заметок на память от господина Директора:
- Так, кто там на Гриффиндоре эти охотницы на вампиров?
- Шарлотта и Патриция.
- Значит, так. Сейчас я иду на Гриффиндор, привожу сюда Шарлотту и Патрицию, а вы меня все с испуганными лицами уговариваете не отдавать их акромантулам. И если кто засмеется - сниму сто баллов!
Чуть позже:
- Вы, вы и вы - идете со мной!
- Сражаться с акромантулами?
- Нет, конечно, отдыхать в кабинет. Мы что - идиоты?
Через некоторое время мы с Акселем и Бенедиктой патрулируем школу и под дверями директорского кабинета встречаем Неведомую Черную Хрень. Мы в максимах окружаем ее:
- Что это?
- Кто это?
- Почему оно не нападает?
- Почему оно сидит?
- Почему оно молчит?
Профессор Люпин наконец не выдерживает и страшным шепотом рычит:
- Потому что в виде волка я не очень разговорчивый!
Спустя еще некоторое время до меня дошла информация (я в плане информации редкостный жираф, все узнаю последним), что акромантулы обижены тем, что мы спасли от них пиксей - их законную добычу. Поэтому теперь мы ловили пиксей, чтобы отдать их акромантулу.
Стоит связанная пикся, потом высвобождается из веревок и с писком "Пи-пи-пи-волшебники пи-пи-пидоры!" пытается улизнуть. Мы с Кроллем, Элис Ричардсон и профессором Ржезач:
- Инкарцеро!
Случившаяся рядом Северина:
- Палочки почистите, а то пикся опять полетит, вы Инкарцеро кинете и свалитесь.
Студенты, поочередно:
- Таранталлегра, дом!
- Импедимента, столб!
- Коньюктивитус, окно!
Велька:
- Инсендио, дерево!
Все:
- О_о!
В общем, эта ночь была тоже жаркой, но не такой кровавой - скорее интересной. А под занавес я решил, что не надо прерывать традицию - проводить последнюю ночь учебы с прекрасной девушкой, пригласил прекрасную девушку к себе на второй этаж, и все было прекрасно. Или по крайней мере тепло. И противозачатку в этот раз никто не забыл. И это тоже прекрасно. Спасибо прекрасной и деликатной Серой Леди, которая залезла на второй этаж, хмыкнула и отправилась искать покоя где-то в другом месте.


Суббота. Последний день. Экзамены. Все в панике готовятся ко всему и по всему. Поехали!
Экзамен по зельеварению - побыстрее бы спихнуть, чтобы над душой не висел. Заходим в подземелья, вперемешку младший и средний курс. Широким шагом входит профессор Снейп:
- Так! Вы варите Булавочное зелье, вы - Умиротворяющий бальзам, вы - Львиный зев, вы - Глоток Надежды, вы - Эйфорию, вы - Каменное сердце.
Себе под нос:
- Потом я выпью все это и пойду на холм!
Мне досталась Умиротворяшка. Уже хорошо. Иду за компонентами, потом возвращаюсь вместе с кем-то, кто тоже идет сдавать экзамен - кажется, Джоанной. Заходим в кабинет, входит Снейп и обращается к ней:
- Так: вы варите Умиротворяющий бальзам, а вы-ы...
- Умиротворяющий бальзам, - заканчиваю я, раскладывая на столе пачку чая, банку сгущенки (нашу здоровенную четырехлитровую) и бутыль спирта, потыренную на время у добрых людей с Хаффлпаффа.
- Я уже давал задание? - уточняет Снейп. Я киваю, и он дает для Джоанны другое.
Как выяснилось прямо тут, на месте, я отличаюсь редкостным долбодятельством, и могу напутать даже в такой простой тинктуре, как умиротворяшка. Вместо того, чтобы вскипятить воду и бросить туда чайные листья, я пихаю их в холодную воду и начинаю варить. Потом осторожно пробую и понимаю, что хуже в принципе не стало, только после добавления молока единорога и спирта чаинки ни в какую не желают оседать на дно. Научного объяснения этого факта придумать не могу - занимаюсь прикладным решением. Сижу и долбаю чаинки ложкой, чтобы они утонули. И они таки тонут!
Рядом сидят Северина и Астарта, треплются за жизнь, вспоминают былое и хихикают по поводу того, что аспирантки ЗОТС помогают студентам сдавать Зельеварение. Мы разливаем то, что получилось, по пафосным слизеринским бокалам.
- Мисс Сен-Жермен, попробуйте, - протягиваю я свою умиротворяшку.
- Ммм... слабо. Не хватает.
- Чего не хватает?
- Всего!
Добавляю всего. Пробую на вкус - получилось даже слишком ядрено. На глаз капаю из чашки в турку холодной воды, потом доливаю из турки в бокал - в нем наполовину слабый первоначальный вариант, наполовину крепкий второй - и несу профессору Снейпу.
- Очень хорошо. Отличный Умиротворяющий бальзам, - изрекает он, уставившись в бокал, потом переводит взгляд на меня. - Ведь вы уже что-то такое варили в прошлом семестре?
- Да, и с тех пор называюсь "Мистер Эйфория", - припоминаю я.
- На вас стоит метка зельевара, это редкость, - спокойно объявляет Снейп, - не забрасывайте это дело. Давайте зачетку.
В зачетке появляется запись: "Зачет + . С. Снейп". Зачет с плюсом - такого у меня еще не было, у меня вообще из нестандартных оценок была только "Поср" от Мортимера в прошлом семестре за Историю Магии.
Иду на экзамен по Магживотным. Там сидят младшекурсники в огромных количествах, плюс несколько человек со среднего курса - Марыська, Джоанна и еще двое наших, не помню кто. Экзамен в отсутствие мисс Делакур принимают две рыжих прелести - Чарли Уизли и Мег Файфилд. Большинство присутствующих среднекурсников изъявляют желание немедленно сдать СОВ. Учитывая наше количество, преподаватели соглашаются.
Мне достается вопрос, не представляющий для меня никакой проблемы - "назовите 5 магических существ, способных причинить человеку вред, и способы защиты от них".
- А можно без подготовки?
- Нет, уж лучше подготовьтесь.
Передо мной идет Марыська и отвечает на "О". Не соглашается и заявляет, что потом пересдаст Делакур. Мег вместе со стоящим рядом доном Альваром широко улыбаются - мол, велкам! Следующим иду сдавать я. Можно было, конечно, обойтись одной нежитью, но я подумал - надо разнообразить. Рассказал про акромантулов, упырей, йети, гиппогрифов и химер.
- Ладно, дополнительный вопрос: расположи этих существ по уровню опасности лично для тебя, - говорит Мег. Я особенно не раздумываю.
- Самый безопасный - гиппогриф, он в принципе не агрессивен, если с ним вежливо обращаться, да и вообще у меня хорошо получается находить общий язык с неагрессивными магическими животными. На втором месте - йети...
Глаза моих экзаменаторов медленно округляются.
- ... потому что у меня всегда с собой пара свитков для трансфигурации этих существ.
- Молодец какой!
- Скорее маньяк какой. На третьем - акромантул, потому что, как показала вчерашняя ночь, от него вполне можно убежать. На четвертом - упырь, потому что, как показала позавчерашняя ночь, от него вполне можно и НЕ убежать. Ну, и самая неприятная встреча была бы с химерой, потому что соль у меня еще, положим, найдется, а вот Максимы - нет.
Получаю свою первую "Н" в зачетку и радостно ускакиваю искать Фревина. Рассказываю ему все четыре пароля (насчет теории - он и так поверил, что я ее знаю, тем более что за семестр я принес ему полный комплект свитков для получения гаммы) и получаю от него "О".
Теперь травология. Несколько минут беседую о травах с профессором Граббли-Дерг. В конце концов речь зашла о сходстве и различиях травологии и некромантии - сошлись на том, что травологи выращивают свои травки сами, ухаживают за ними, а некромант, если ему требуется упырь, не рожает нового человека, а находит и убивает старого.
- Вот вам ваш зачет, и мотивируйте там как-нибудь ваших сокурсников, пусть ко мне приходят тоже сдавать.
- Что-что с ними сделать?
- Ну, пните.
Чары сдавать не иду - СОВ уже сдан. Подхожу к Люпину:
- Профессор, примите у меня экзамен?
- Хорошо. Сейчас ко мне подошел студент Слизерина и сказал, что только что видел в лесу оборотня. Что вы можете сказать по этому поводу?
- А что тут скажешь? Сейчас светло. Сегодня не полнолуние. Значит, возможны варианты: анимагия, трансфигурация, Правдивая ложь, чары иллюзии, либо у нас в лесу завелся особо крупный нюхлер.
- А если не нюхлер?
- Может, и книзл.
Разговор в таком духе длится минут пять, после чего я получаю свое "О" по теории.
- А с практикой у вас как?
- Как видите, профессор. Каждую ночь в патрулях, и все равно живой.
В графу Практика ставится вторая О.
Наконец добираюсь до Теории Магии. У меня кармический груз - я патологически не могу придти на экзамен к Огдену. Впрочем, в этот раз груз так и не снялся - на экзамен я таки пришел, но Огдена-то нету. Сидит Шарп и всех неторопливо экзаменует.
- Ага, Кейси! Ты у нас любитель трансфигурации - тебе такой вопрос: если бы в трансфигурации была непростиловка - какой бы она была?
После некоторых раздумий я выдаю ответ:
- Трансфигурация живого человека в мертвого и трансфигурация свободного человека в человека с порабощенной волей.
Ну, конечно, я прямо так не сказал, эту фразу я раскатывал, как тесто скалкой, минуты полторы.
- Хорошо, а еще?
Еще несколько минут раздумий. Причем в основном длительность этих минут была обусловлена количеством сдающих у Шарпа людей, а не моим долгим размышлением.
- Трансфигурация немагического в магическое и наоборот. Поскольку нарушает закон сохранения магии.
- Именно! Это возможно с точки зрения теории трансфигурации?
- Нет. Второе правило элементарной трансфигурации Гампа.
- Вот, а если обращаться к Клипот - такое возможно.
- Только к Клипот обращаться - себе дороже. Да и миру дороже тоже. Хватило нам хтонической хрени в свое время.
- Правильно, давай зачетку.
В общем, так как-то спокойно и почти без напрягов прошел день. Зато вечерок тот еще выдался. Началось все еще туда-сюда - прощальный ужин семестра, завершение очередной учебной сессии, раздача слонов. Кубок Школы завоевал Слизерин, поскольку нас изрядно срезали 200 баллов, снятые господином Директором с Эмили и Араминты за их ссору, вылившуюся в Торменцио, Кубок по квиддичу в кои-то веки был наш - впервые за последние 5 лет, если не ошибаюсь. Раздали персональных квиддичных слонов - результаты были для многих неожиданные, поскольку Президент Квиддичного Клуба (а если проще, то наша милая Дафна) настояла - не давать персональные звания тем, кто играет в квиддич в высшей лиге. Лучшей загонщицей стала Селена, лучшим загонщиком - Родри, лучшей охотницей - Ленор Картер с Гриффиндора (девочка-ядро, как про нее говорили соперники), лучшим охотником - фон Шварц, лучшим ловцом - естественно, Ричи, а лучшим вратарем - Кара МакКейн (когда же Алиса Рид вернется?). Потом - традиционная заключительная речь директора Мортимера, в которой он от традиционных поздравлений и благодарностей перешел к горячей обличительной речи против УПСов, которые взяли на себя наглость судить аврора.
Во время речи он допустил оговорку - вместо "Аврор убил Треверс" (в смысле, Грейс) сказал "Аврор убил Треверса". Зашитое прошлой весной сердце Джоанны не выдержало, и она упала с чем-то вроде магического инфаркта. Джоанну оттащили в Больничное крыло и там откачали, а народ стал потихоньку расходиться по гостиным.
А потом стала бродить Тень. Не знаю, то ли мне с ней так везло, то ли постоянно занятый всякой фигней староста Рейвенкло ее интересовал мало - в общем, лично для меня она создавала минимальные проблемы. А всех других клала в кому почем зря. Приходилось таскать всех в Больничное Крыло и варить в промышленных количествах Глоток Надежды и Сладкую Жизнь. В какой-то момент мисс Вэйне в очередной раз посылает меня сварить Сладкой Жизни, я прихожу в гостиную и начинаю варить. Все толпятся вокруг и слегка мешают. Вдруг приходит кто-то и объявляет, что на улице Тень. Все в радостной панике ("Ааааа! Где тень? Она сейчас придет сюда и всех нас свалит!") убегает на улицу. Я остаюсь в гостиной в гордом одиночестве и продолжаю варить Сладкую Жизнь:
- Шоколад в тонком слое молока растопить - растопил, косточки абиссинского фигисмаслома растолочь вместе с сушеными скарабеями - растолок... кто там? А, здравствуй, Тень... цукаты мелко нарезать, всыпать в зелье, перемешать, чтобы не оставалось комочков, по часовой стрелке, всыпать толченые косточки и скарабеев, куда я их подевал? Ах, вот они... размешать, что-то как-то густовато получается, похоже, молока надо добавить...
Тень разворачивается и уходит. Через некоторое время я довариваю зелье, выливаю его в бутылочку и направляюсь в Больничное Крыло. Правда, тут же выясняется, что Тени в ее нематериальную голову пришла точно такая же идея - она открывает дверь и входит в БК. Через несколько томительных секунд выходит и уходит слоняться дальше. Я обхожу ее по дуге и дохожу-таки до БК, где сталкиваюсь в дверях с Айной:
- Что там?
- Тень всех положила в кому. Всех, кроме меня. Я ей не интересна.
Согласно киваю и вхожу в Крыло - все лежат в тишине, поить кого-то сейчас зельями бесполезно - только поперхнутся. Оставляю бутылку и турку там, выхожу на улицу, где как раз состоялась вторая встреча Айны Вейне с Тенью, которая на сей раз закончилась комой. Похоже, Тень вырубала тех, кто в этот момент был ничем не занят.
- Ну, это уже ни в какие ворота не лезет, - мрачно хмыкаю я, беру свою наставницу на Мобиликорпус и оттаскиваю ее в нашу гостиную. Нести ее в Больнчное Крыло не стал - во-первых, оно и так забито до отказа, во-вторых, для больных целитель обычно олицетворяет надежду, а видеть своего целителя в столь же бедственном положении, что и ты - не самое лучшее психологическое воздействие для тех, кто пострадал от встречи с Тенью.
Возвращаюсь в Больничное Крыло снова, чтобы забрать там бутылку Сладкой Жизни для Вейне. Еще на подходе слышу внутри гул оживленных голосов. О, думаю, здорово, уже в себя пришли - и открываю дверь. Секундная пауза:
- Ааа! Кейси! - и десять человек синхронно падают обратно в кому. Презабавнейшее зрелище, особенно с учетом крохотных размеров домика, где все эти люди в этот момент находились. Строю морду кирпичом, беру бутылку и ухожу обратно - ни к чему мешать хорошим людям общаться.
Через некоторое время народ понял, что просто так Тень не уйдет, и что надо провести ритуал. Его требовалось провести у ворот Хогвартса, но для этого надо было сделать так, чтобы Тень не пришла и не положила всех ритуалистов. Пришлось ее отманивать на себя. Занимались этим профессор Фревин, Алия Ледум и ваш покорный слуга. Я еще находил свой фан в том, чтобы ходить за ней по пятам и комментировать ее перемещения голосом Николая Дроздова. Тень пару раз отвлекалась на меня, но все равно особой опасности это не представляло. Наконец, ритуал был завершен - Клементина, наша прекрасная милая Клементина, решила пожертвовать собой и стать тем светом, который прогнал бы эту Тень. И она пронзила себя мечом, пропустив этот свет через себя. И вместо Клементины встало новое существо - высокое и прекрасное, состоящее из света. Оно дошло до Тени и обняло ее. Весь Хогвартс заволокло густым дымом.
А потом, когда дым рассеялся, в кругу у ворот осталась лежать Клементина - без чувств, но вполне живая и здоровая. Что ж, решил я, это самое удачное завершение этого семестра.
О том, что Диана строго отчитала Эмили, надавала ей пощечин, и Эмили наложила на себя руки, я узнал уже после игры.
А потом я проснулся поздно утром (обожаю просыпаться поздно утром!), и понял, что очередная серия сказки кончилась. И теперь ждать восемь долгих месяцев до следующей сказки.
Но сказка будет.
Аминь!
ЗЫ: Конечно, я много чего забыл. И о том, как пытался писать Бомбарду, и о том, как шла экскурсия по всей школе в исполнении всех подряд, и картинную галерею на стенах Большого Зала, и о подвигах Годрика Гриффиндора... Но мой мозг все это просто не помнит. Так что простите уж.
Tags: Кейси МакНелли, РИ, Хогвартские Сезоны, отчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments