?

Log in

No account? Create an account

Что на глаза попалось

Previous Entry Share Next Entry
Отчет по Весенней Сессии. Часть 2. Суббота-воскресенье
Кейси МакНелли
hyyudu
http://hyyudu.livejournal.com/144509.html - часть 1.
Суббота. Против всех ожиданий - после Бельтайна получилось выспаться. Первым занятием снова были Зелья - пожалуй, самые веселые в этом семестре, поскольку мы варили Правдивую Ложь. Выпил я совсем немного, зато это позволяло гнать пургу не всегда, а только когда захочешь. Но зелье мне понравилось - надо будет еще как-нибудь сварить. Помогает, так сказать, на мир взглянуть через кривое зеркало. После зелий была лекция в домике у профессора Люпина (ааах, как же там тепло!) про патронусы. Что, кстати, напомнило мне, что я так до сих пор это заклинание не выучил, а надо бы было.
После этого (если мой склероз меня не подводит) случайно вписался на факультатив профессора Делакур для младшего курса про дрессировку. Ну, младший курс - это было очень относительно, поскольку там присутствовали еще Йокус и Ифор, который его дрессировал, используя в качестве поощрения флягу с коньяком. После этого пошли практиковаться. Меня дрессировал Брайан, пытаясь добиться, чтобы я переставил левую колбу с баллами в Большом Зале направо. Слушая комментарии Флер, я себя ощущал как герой "В мире животных": "Посмотрите, как наш зверек внимательно осматривает тарелку! Но никакого поощрения за этим не следует, и он направляется к соседнему столу. Вот он пробует свечку... фонарик... садится на скамейку...". Конечно, вслух это все не говорилось, но у себя в мозгу я это буквально слышал - и веселился вовсю, пытаясь по мере сил еще и развлекать окружающих.
Потом - завтрак, потом ищу лопату - надо же как-то разгребать свою невыполнимку. Мне вызывается помочь Штефанеско - они накануне уже раскидали с поля снег, осталось только воду убрать. Приходим с лопатой на поле и видим, что земля, конечно, сыровата, но ни единой лужи уже нет. Да здравствует солнышко! Перекладывать песок с места на место уже не имеет смысла - возвращаемся обратно.
Потом - История Магии. Мы учились разговаривать с волшебными портретами в исполнении директора Мортимера - надо сказать, что выходило не сильно удачно. Зато узнали, что за портрет будет на экзамене - Артемисия Лавкин-Бертилак, первая женщина - Министр Магии. Правда, в итоге ее портрета так и не было, а рассказать ее биографию я не смог. Но это было только через два месяца. А пока мы поблагодарили господина директора и пошли на следующий урок. Вот это было уже интереснее - мои любимые магживотные. Они все такие хорошие - ня! Даже угрожающе барражирующая вокруг Дракучей Ивы птица окками вызывала у меня позитив.
Сначала под ехидные комментарии типа "кого бы ей скормить" предлагают выйти Марыське. Потом - Кролику. Потом вперед выходят девушки и запевают птицу чуть ли не до бессознательного состояния. Да и Иву, в общем-то, тоже. После чего мы получаем возможность тихонечко проскакать наверх, где нас уже ждут два гиппогрифа. Красавцы!
Учитывая, что на гиппогрифах хотят покататься все, а технику безопасности помнят не все, остаюсь - оттаскивать, если вдруг кого заденет. В итоге мало кто полетал, но много кого задело. В частности, один из гиппогрифов сломал руку Джоанне.
- Перелом закрытый или открытый?
- Закрытый.
Беру с земли какую-то деревяшку, делаю из нее шину, привязываю к руке, веду. Получаю минус десять баллов за "попытку убить однокурсницу" - перелом оказался открытым, и опасались заражения крови. Бывает непонимайтус. Всех раненых (включая профессора Вельку, которая слишком резво кинулась спасать кого-то из упавших слизеринских девочек) уводят в Больничное Крыло, девочки в очередной раз запевают Иву и окками и - уже по традиции - крадут у нее всю кладку. Потом - по требованию профессора Делакур - возвращаются, снова усыпляют и возвращают кладку на место. Флер приглашает всех желающих сдавать СОВы и ТРИТОНы придти к ней завтра на факультатив. Вечером. Ладно, сходим.
Больше занятий нет - топаем в Больничное Крыло, лечим пострадавших, перекусываем по мере сил и готовимся к квиддичу. Погода мерзкая. Кто-то говорит, что Гриффиндор и Слизерин отказываются играть - мне в это не верится, учитывая, что Слизерин в свое время разгребал снег на поле. Да, смотрю - слизеринцы уже активно одеваются и тренируются. Быстренько мобилизую на поиграть Рози и Ричарда, распинываю Селену и Марго. Джимми уже готов. Дафна в отъезде. Визимир! Куда же Визимир-то подевался? Вихрем пролетаю по всей школе - нет его. Ну что за невезение?
Приходим на поле. Там Слизерин радостно играет с пустой половиной поля - Гриффиндор пока не явился на матч. Им записывают техническое поражение, и начинается наша игра с Хаффлпаффом. Что я могу сказать - еще ни в одном матче в Лиге мне не было так тяжело. Давно не тренированное тело, вязкий песок под ногами, цепкая хаффлпаффская защита (и просто-таки жестко играющий Чарли), изумительно стоящий на воротах Аксель - и отсутствие у нас третьего охотника. Мы безнадежно сливали. Селена и Марго полностью доминировали в линии загонщиков, но не успевали сдержать Чарли и Сталкера - крепких и быстрых.
К середине матча пришла Дейзи. Я ей кричал, чтобы она выходила играть охотником, но она взяла ракетку. Держать бладжеры стало проще, но забивать было все так же сложно. Я уже почти не бегал - ходил. Не выбивали практически, спасибо девочкам - и то хлеб. Рози, несмотря на первый матч, показала себя умницей. Правда, ничего не забила, но с таким вратарем у Хаффла - извините. Я и сам хорошо если раз из трех забивал.
Вышел снитч. Счет был 130-40 в их пользу. Я крикнул Ричарду, чтобы пока не ловил, а вместо этого прессовал Алису. Он не сразу вник в тему, но тем не менее, установку выполнил. Мы продолжили играть, я уже был на грани. Визимира так и не было. Профессор Ржезач, глянув на мою тушку, в очередной раз упавшую в штрафную Хаффлпаффа, произнесла: "15 баллов Рейвенкло за самоотверженность". Прохожу еще раз. Забиваю. Чарли забивает ответный. Прохожу еще раз - мимо. Сил возвращаться к воротам уже нет.
- Селена, Дейзи! Атака слева!
Сталкер уворачивается от бладжера и забивает.
- Ричи, лови! Уже не догоняем!
Джимми не успел даже распасовать квоффл, как золотистый мячик уже в руке у Ричарда! Чувствую, не оскудеет наш факультет ловцами еще долго. 160-110 в пользу Хаффлпаффа, им - игра в финале со Слизерином, нам - пятьдесят баллов за снитч, усталость и моральное удовлетворение. В это время Гриффиндор-таки собирается, и слизеринцы благородно отменяют их техническое поражение. Профессор Будстоун жестоко обламывает меня с моим желанием добраться до бани и назначает судьей по бладжерам. Эх, ну ладно. Бладжер, за которым я слежу, большую часть матча находится под ракеткой Штефанески, освобожденной от должности ловца в связи с приходом Эдина Вайтера - а я-то так надеялся, что Эдин попадет на Гриффиндор! Как и следовало ожидать, слизеринцы (с учетом их новичков) рвут гриффиндорцев с разгромным счетом, и мы все отправляемся мыться. Точнее, я еще слегка потупил, а потом уже отправился.
У бани мы хорошо посидели, потрепались, покреативили ("Цензорио антитолерантость транзитивной реляции, и только попробуй выругаться теперь!") - в общем, время провели весело, но не плодотворно. Когда я пришел, как раз мылись девушки, их мы с очевидностью пропускали, потом ломанулись хаффлпаффские парни, потому что им предстоял факультетский сбор в ближайшее время, а мы, как джентльмены, остались, чтобы пропустить девушек. И ведь знал же я, что это джентльменство ничем хорошим не кончится, так нет же! В итоге вместо обещанных десяти минут девушки задержались на полчаса с лишним, и баня закрылась. Вот такой вот финский праздник Обломмайтес.
Ладно, что поделаешь - вернулись в Хогвартс. Наткнулись там на акромантула с табличкой "Кевин харошый" на груди. Наши старшекурсницы плодотворно с ним общались - акромантул хотел принять гражданство Магической Британии. Ну, Клементина его и пошла провожать в Министерство. Я еще метнулся и позвал младшеньких посмотреть на это - когда они еще при свете дня увидят неагрессивного акромантула?
На время ночных обходов Алисанда навязала себе на голову два желтых воздушных шарика и попросила меня давать баллы тем, кто от вида этих шариков засмеется - у нее дневной лимит баллов уже исчерпался. Я пообещал дать первому засмеявшемуся - у меня лимит тоже не беспредельный, тем более, я за этот день уже успел дать пять. Ну и надо было такому случиться, чтобы первым встречным засмеявшимся человеком оказалась Клементина, которая шла в патруле к нам навстречу.
- Плюс пять баллов Рейвенкло за позитив!
Потом патрулирую с Артуром Хейвудом. Проходим мимо профессора Уизли, стоящего возле ворот - он косится на слизеринца, но молчит.
- Хорошо, что сейчас не надо скрываться, - глубокомысленно замечает Артур.
- Ну да, вы же со старостой, - отвечаю я, еще не поняв, куда он клонит.
- Да я и сам сейчас как бы староста, - замечает он.
- А где мистер Родри? - закономерно удивляюсь я.
После этого следует долгий полувыразимый разговор, из которого я узнаю, что ночью случилось некоторое движение в трио объектов - мистер Родри, мистер Фадж и стоящее дерево. Причем это движение закончилось тем, что два объекта из трех физически встретились. И плохо от этого стало отнюдь не дереву. Так что староста Слизерина (эх, вот она - проклятая должность, а отнюдь не преподаватель ЗОТС и даже не директор!) проведет остаток семестра в лондонском отделении Мунго. Мы пожелали Герберту скорейшего выздоровления и продолжили наши обходы.
А еще в эту ночь студенты под руководством профессора Вельки сажали волшебный сад. А господин декан не выпил аконит, поэтому был озверевшим как есть. Первый из известных мне раз проявился, когда кто-то из девушек с визгом выскочил из коридора:
- Там какая-то хрень порвала мне мантию! То ли упырь, то ли красный колпак, то ли профессор Люпин!
Второй - когда я провожал Ли до тайной комнаты. Идем мы обратно, вдруг:
- Кейси, сзади!
Ли резко бросается вперед, я еще быстрее (на всякий случай с криком). Чувствую удар тяжелой лапы, который пришелся аккурат на взметнувшуюся мантию, а еще бы полсекунды - и прошелся бы полновесно по спине. Добегаю до ближайшего места, обеспечивающего возможность для маневра, разворачиваюсь в Максиму.
- Кейси, ты жив? - раздается голос Ли от гостиной. С другой стороны уже спешит профессор Будстоун с палочкой наизготовку.
Осматриваю коридор. Кто бы там ни был, Люпин или упырь, но он уже убежал.
- Да как обычно, - отвечаю я и спиной к стене добираюсь до гостиной. Целую младшекурсницу:
- Ли, ты умница! А я протупил. Надо было быть в такую ночь аккуратней. Спасибо тебе большое!
- И все? - лукаво прищуривается она.
- Ах да, конечно: плюс десять баллов Рейвенкло за спасение старосты! Отправляйся в гостиную.
- А ты?
- А я дальше, в обходы :)
Пришел к сажавшим волшебный сад, постоял в охране. Люпин больше не появлялся - как я потом узнал, профессор Фревин и миссис Уизли гоняли его полночи по Хогвартсу и Запретному лесу, после чего он настолько задолбался, что случился ДХЯНЧ, и Люпин превратился обратно в человека уже часам к трем ночи. А я решил - раз уж я начал сегодня раздавать баллы, надо уже дойти до лимита! Последние за этот день пять баллов от меня получила Дайрин - мне действительно нравится, как она поет.
Нравилось...
Самым позитивным итогом той ночи стало возвращение единорогов. Единорог сам лично пожаловал к нам в гостиную, и некоторые даже смогли его погладить. Я даже пытаться не стал - на невинную деву я не похож ни разу. Но зато мы всем факультетом спели прекрасному существу "Agnus Dei". После этого единорог полночи бродил по Школе и охранял ее. Красивое трио сверхволшебных существ - по подземельям ползает василиск в сопровождении Северины, по коридорам бродит единорог, над директорской башней парит Феникс. Только дракона не хватает для полного комплекта. Без Ветра и Тени как-нибудь обойдемся.

Воскресенье началось с трансфигурации. Профессор Фревин спрашивал, как кто выполнил свои задания. Я честно ответил: взял лопату и Штефанеску, пошел на поле и не нашел там ни одной лужи. Ответ профессора Фревина был достоин Стены Рейвенкло:
- Я не могу вам дать баллов за то, чего вы не делали, но ставлю плюс пять факультету Рейвенкло, потому что найти лопату - это уже сам по себе подвиг!
Потом был уход за МЖ, и уже знакомая нам дрессировка. Поскольку я уже прослушал всю теоретическую часть, никаких сложностей не возникло - Люси Рейнбоу под моим руководством переставила белую свечку с земли на бревно. Она меня дрессировала довольно странно, со словами "Посмотрим, найдешь ли ты аналогию" научила меня обходить вокруг бревна. А оказалось, что ей нужно было, чтобы я обошел вокруг нее и сделал массаж. Кейси-то, возможно, аналогию найдет, а вот с магживотным такое может и не пройти.
А потом были чары. Точнее, не было чар, потому что профессор Будстоун (как и половина Школы, впрочем) ушла в Хогсмид на суд над Отделом Тайн. Я туда тоже заскочил на секундочку, выслушал начало речи Панду Патила ("Уважаемые взрослые! Мы маленькие дети. Я маленький мальчик. Моя сестра маленький мальчик. Мы понятия не имеем, что такое Отдел Тайн") и понял, что кроме этого балагана у меня найдутся еще интересные дела. К примеру - встретить крестную Сапфиру Дюваль, пообещать ей принести почтовый самолетик, который завалялся у нас в кабинете трансфигурации, сбегать туда и обнаружить, что самолетик куда-то профачился. Потом - найти Саманту и сдать ей экзамен на аппарацию (результат предсказуем - "приходите попозже и толпой"), кроме того, надо же было хоть раз зайти в Grinning Auror, чтобы там перекусить, встретить Френсиса, Доменику и Аманду и вспомнить, что мне надо переделать еще две трансфигурации. Благо папка с конспектами с собой. Сажусь писать - понимаю, что у меня в словаре нет слова "превращаться".
- Друзья мои авроры, а у вас трансфигурационного словаря нету часом?
- Наш где-то в Мунго лежит, сходи туда.
Иду в Мунго - нахожу там Визимира с метлой. Опаньки, а я-то про нашего молчаливого друга совсем забыл.
- Мистер Харди, что с ним?
- Странная какая-то апатия... Лечить надо трудотерапией. Вот, подметает у меня тут. В принципе, может пойти в гостиной у вас убираться, или посуду с домовиками мыть.
- Визимир, ты сам-то как больше хочешь?
- Эээ... я... ну... здесь останусь... наверное...
Хочет остаться - пусть остается. Прошу у доктора Харди словарь, сажусь писать свитки. Ну конечно, я дятел. Превращаться по-гречески - метатрепо. Правда, такая мысль приходила ко мне в голову, но хорошо, что я ее отогнал - оно писалось с омегой на конце, а не с омикроном, как мне думалось. А в таком свитке ошибок быть не должно. Дописываю оба свитка до конца (и на себя, и на Френсиса), иду его искать. В кабаке нет, в Аврорате нет - значит, на суде. Выцепляю, применяю свитки. Фух, теперь вроде все правильно. Можно идти завтракать, чем я и занимаюсь.
Возвращаюсь на занятия - на носу лекция по ЗОТС. Причем не где-нибудь, а собственно у нас в гостиной. Профессор Люпин предлагает нам выбрать тему - мы начинаем его заваливать вопросами о нежити, с которой имеем все шансы столкнуться, учитывая магическую погоду в Хогсмиде каждую ночь: упыри, вампиры, мумии, безликие... Лекция получилась интересная и насыщенная, с примерами из личной жизни и упоминанием огромного количества источников, включая лекции граждан, чьи колдографии лежали в библиотеке с пометкой "Их разыскивает Аврорат".
Последним занятием в этом семестре была Теория Магии - профессор Магнус Кроу по примеру теоретиков ЗОТС разыграл тему урока в орлянку. Выпали кельтские руны, которые мы и упали изучать. Люблю эту тему. Была всего одна проблема, та же самая, что и с теорией ЗОТС - урок длился не 45 минут, а час двадцать, а в холодных подземельях это, скажу я вам, не сахар и даже не драже Берти Ботта. Засим учебные занятия Весеннего Семестра закончились. Оставались экзамены. Причем всем уже было понятно, что практический экзамен по ЗОТС (а он, как известно, имеет только две оценки - "зачет" и "не выжил") будет проходить в основном ночами. Директор объявил общий сбор старост в пять часов (ради этого даже на полчаса был перенесен финальный матч по квиддичу). До этого времени у нас со Стасси и Лайоном все-таки оставалось время придти, найти миссис Дерри-Крейн и сдать ей аппарацию. Мы с Лайоном сдали, Стасси в итоге пришлось нести в Больничное Крыло поатомно. Заодно забрали из Мунго Визимира - у нас тоже вполне найдется, чем ему заняться.
И, наконец, собрание. Шутки кончились - в кабинете Директора собрались не только старосты и деканы, но и другие студенты, которые, по выражению профессора Фревина, "клево сражаются и трансфигурируют". Марыська, Дейзи, Кэролайн... Собрание было коротким, но емким. Заодно выдали очередную стипендию, поиронизировав, что от выручки питейных заведений Хогсмида теперь зависит уровень дохода графств и герцогств Британии. Предупредили, чтобы мы были готовы ко всему. Распределили, кто где в случае чего защищается. Обсудили планы на трансфигурацию дверей Хогвартса. Все круто, даже мое вмешательство нигде не требуется. Более того - учитывая чрезвычайную ситуацию (Хогсмид захвачен, Аврорат пал, большая часть населения заимперена, оставшиеся обитают в трансфигурационной) отменили утешительный матч за третье место в квиддиче, оставили только финал (который выиграл Хаффлпафф), а у меня все это время оставалось свободным.
Ну, какие у меня еще незакрытые гештальты остались на этой сессии? Булавку еще не варил, вот. Булавочное зелье - это для меня неисчерпаемый объект для исследования: она у меня каждый раз выходит по-разному действующей на астральное и ментальное тела. С физикой и эфиром все в порядке, все, что нужно, растет и колосится, а вот разум и эмоции каждый раз реагируют по-разному. Ну что, надо экспериментировать - пошел на Гриффиндор, принес туда крови дракона, сварил. В этот раз она получилась изрядно крепкой, но у всех гриффиндорцев и гриффиндорок, которые поначалу идею восприняли с большим энтузиазмом, один ее запах вызывал приступы скромности и невинности. Ну, почти у всех. Дайрин заявила, что с радостью выпьет, вот только сходит потанцевать в "Желтую Лодку". Эх...
Тем временем пора была уже потихоньку собираться, выводить гуртом всех студентов до тайных комнат (а то им всем почему-то резко приспичивает ровно после отбоя!) - ну и все, отбой. И тут ВНЕЗАПНО домовики приносят еду. Концепция изменилась, теперь старосты вместе с попавшимися под руку мальчиками (желательно старший или хотя бы средний курс) таскают по всем гостиным кастрюли с макаронами, супом, чаем - горячая еда без особого труда, практически с доставкой на дом! Еще в виде доставки на дом получаем листовки с ультиматумом от упсов: или вы все есть сдаваться, или мы всех партизайнен пуф-пуф. Из листовок устраивается костер, возле которого греются те, кто охраняет ворота. Ну вот, поели, отнесли посуду обратно в Хогсмид (с комментариями типа "упырю по лбу половником, от авады забираемся в кастрюлю и там сидим"), вернулись обратно в гостиную. Народ сидит и сочиняет ответ рейвенкловцев упсецкому лорду. Прочитываю первые семь строчек, проникнутые незамутненным пафосом, подсказываю восьмую - без капли пафоса, но со стебом, совместно придумываем подпись "Народные Активисты Хогвартса" для достойного окончания акростиха, и окрыленная Маргарита уносится все это печатать. Пачку листов я отдаю в гостиную Грифа (находящийся там Лайон долго параноит и предлагает не брать листы голыми руками - я ему объясняю, что это не очередная упсовская пропаганда, а наш ответ Чемберлену), несколько листовок выдаю на Хаффл (столько счастливого смеха я не слышал давно - пожалуй, это воспоминание может в плане позитива посоперничать с возвращением Джоанны) и отправляюсь дальше патрулировать. Марго дает мне еще стопку: "Это надо распространить по Хогсмиду". Бросаю взгляд на метлы, стоящие возле ворот - в принципе, мне не сложно... Но тут появляется другая мысль - Феникс! Только-только направляюсь к директорскому кабинету - меня ловят встревоженные Кролль и Элис: "Дайрин пропала, до сих пор ее в школе нет!". Идем втроем.
Директор и Феникс в прекрасном настроении, шутят, смеются - похоже, максимальная проблема, которая их волнует в этот момент - это куда делось инсендио минима, вот только же что здесь лежало!
- Господин директор, у нас к вам два вопроса.
- Слушаю.
- Первое: вот эти листовки...
- Знаю, мы уже почитали, посмеялись.
- Я не об этом. Не мог бы Феникс их раскидать над Хогсмидом?
- Неа, - отвечает Феникс. - Я не сова и не ворон.
- Ладно, листовки сейчас не главное. Второе... - пропускаю вперед Кролика.
- Господин Мортимер, у нас Дайрин пропала. Вы можете слетать ее поискать? Она в Хогсмид уходила.
Долгая пауза.
- Так... Кто у нее из родни есть?
- Мелисента Дерри, глава ДОМП.
- Отлично, напрягу с этим ее, пусть родственницу ищут. Не детей же туда посылать. Еще кто есть?
- Девочка из Аврората, Аманда О'Флинн.
- Прекрасно, и авроры туда же. Ну а мы... Слушай, Феникс, я не хочу тебя туда гонять. Лучше сам схожу.
- Марк, это гениально, конечно, что за меня ты беспокоишься и считаешь, что тебе одному туда идти безопаснее. Вместе полетим.
- Отлично, разомнемся.
- И это... давайте сюда ваши листочки, раскидаю-таки. Куда же это Инсендио делось?
Следующие полчаса мне показались каким-то сюром. Захваченный Хогсмид, нежить, бродящая за воротами. Почти полночь. В директорском кабинете, как на иголках, сидят трое напряженных старост, уже почти готовых самим пойти в Хогсмид, перевернуть его кверху дном, но найти свою подругу. А директор с Фениксом веселятся, вспоминают истории из жизни. Мы напряженно улыбаемся, наконец, Кролик не выдерживает:
- Мы тогда пойдем по гостиным. Спасибо.
Мы с Элис синхронно встаем и уходим. Мортимер, видимо, вспоминает, зачем мы приходили.
- И мы тоже пойдем.
У гостиной Рейвенкло наши пути расходятся: директор с Фениксом направляются в Хогсмид, гриффиндорские старосты - к себе в гостиную, а меня ловят близняшки Фаберы:
- О, Кейси, сходишь с нами в Большой Зал?
- Зачем?
- Баллов насыпать. Ты же помнишь, в опасной ситуации лучше ходить по трое.
Резонно. Идем, насыпаем. Йокус уже потихоньку заводит разговоры в стиле "привыкай, скоро тебе этим каждую ночь заниматься". Я устало отнекиваюсь. Наконец, все колбы обретают примерно нужное число бусин - отправляемся обратно. Но не забываем - сейчас факультатив у профессора Делакур для тех, кто хочет сдавать СОВы и ТРИТОН. Собираемся возле Большого Зала - одни сплошные среднекурсники, и очаровательный каприкорн, оленчик-симпатяга. Подходит Будстоун, удивляется. Подходит Флер, они некоторое время совещаются на слегка повышенных тонах - наконец, мы идем к дальней части Хогвартса. Из своего кабинета выходит директор Мортимер, явно намеренный узнать, куда это толпа среднекурсников ломится ночью, когда был отбой уже не только у простых студентов, но и у старост. Профессор Делакур выходит вперед:
- Господин директор, у них сейчас факультатив. О Боже, если нам встретится еще и четвертый преподаватель, которому придется объяснять, куда мы идем - мы до утра в школу вернуться не успеем.
Директор отпускает нас, и мы идем дальше. Мимо зельеварской, дальше по тропинке. Начинаем спускаться к озеру. Профессор Делакур останавливает всю группу.
- Начиная с этого момента - я прошу вас не пользоваться никакими чарами, не включать люмосы и не разговаривать. Сейчас вы встретитесь с Хранителями - каждый из вас должен будет сказать Хранителю то, что подсказывает вам сказать ваше сердце. Это будет вашим паролем, вашим допуском. Идемте!
Мягкие травы проминаются под ногами, попавшая под ботинок ветка хрустит так оглушительно, что, кажется, сейчас сюда сбегутся все звери Запретного Леса. Вот он - первый Хранитель. Он напоминает одновременно дракона и фестрала. Мы подходим к нему по очереди, преклоняем колено и раскрываем сердце. Кого-то Хранитель пропускает сразу, кого-то - чуть погодя, с неохотой. Но отвергнутым не оказался никто. Один из студентов оказался столь красноречив, что получил от Хранителя особый подарок. Мы проходим дальше.
- Не оглядывайтесь, - шепчет нам профессор Делакур. Нет - сейчас просто - Флер.
Горная круча, куда мы не без труда забираемся.
- Вспомните, как я учила вас определять свой патронус или анимагическую форму. Почувствуйте, как ваше тело становится большим. Размахом в десять метров, в двадцать. Размером с Хогвартс или Хогсмид. Почувствуйте своим телом, как шелестит ветер, как качаются деревья, как колышется вода озера, как скрипят старые полы домов...
Мы молчим и завороженно слушаем.
- Те, кто почувствовал - пройдите дальше и встаньте у меня за спиной.
Вперед проходит Химера, за ней Джоанна, Лионелла...
Я стою. Я смотрю. Я ощущаю. Не так глубоко, как мои друзья, но ощущаю тоже. Деревья. Лес. Хогвартс. Хогсмид. Где-то там сейчас вылезают из-под земли упыри, взревывают йети, творят свое черное колдовство Роксана и Морган. Опасность почти ощущается в воздухе. Но... все будет после. Все будет после, а пока - мы под защитой духов природы. Хранителей. Ни один некромант, ни один безликий не проникнет сейчас сюда. Все будет после - а пока мы идем. Я делаю несколько шагов вперед и становлюсь дальше всех от Флер. С ее стороны - природа. С моей - Хогвартс и Хогсмид. Сейчас опаснее всего - там, им, студентам, оставшимся в гостиных, преподавателям, ходящим в патрули, приключенцам, отваживающимся выходить в ночной Хогсмид. Опасность с этой стороны. Значит, и я должен там стоять. Если не защитить, то хоть предупредить. Меркурий. Водолей. Пятый дом.
Все ощутили, все прошли. Как и в какой момент пропал каприкорн - уже никто не помнил. Флер повернулась к нам лицом:
- А теперь осталось самое страшное. Ждать.
И вот это "ждать" - и дает возможность полностью ощутить свое тело размером с Хогсмид, с Запретный Лес, с весь мир. Тут уже нет места привычным заметкам мозга "пошла та, пошел тот, скоро и я пойду". Когда в ночном лесу с группой друзей стоишь и ждешь - просто ждешь, не зная, чего - понимая, что вот-вот в Хогсмиде, а то и в Хогвартсе начнется бой - не зная, что случится с твоими друзьями - не зная, что ждет тебя на том пути, на котором ты сейчас стоишь - это очень сильное ощущение. Не скажу, что приятное - но сильное.
Подул ветер. Деревья начали раскачиваться. И я увидел, что мои друзья ощутили собой этот лес. Они тоже раскачивались, как деревья - влево-вправо, вперед-назад. И я тоже раскачивался, и чувствовал, как Мать-Природа смотрит на нас и думает: это мои дети.
Не знаю, сколько мы так простояли - пять минут, десять, двадцать, час. Флер сокрушенно вздохнула и тихо произнесла:
- Mea culpa. Похоже, что-то пошло не так. Идемте.
Спускались мы значительно быстрее, чем поднимались. Тревожно переговаривались: "Что случилось?" - "Не знаю, сам не понял" - "Мы дождались чего надо?". Но я уже чувствовал - где-то непорядок.
Но потом это ощущение ушло. За поворотом играла тихая манящая музыка и танцевали волшебные огоньки. И среди огоньков танцевал наш старый знакомец - каприкорн. Мы все, повинуясь внезапному порыву, встали на колени. Или по крайней мере, на колено - как вставали при молитве рыцари, а не монахи.
Флер встала, оглядела нас. Подошла к одной из девушек и отбросила ей челку со лба. Каприкорн, танцуя, приблизился и нанес ей на лоб магический след.
- Это ваш допуск, - объяснила наша наставница и перешла к следующему студенту. Где-то третьим или четвертым был выбран я. След издавал странный терпкий, но где-то даже приятный запах. После того, как всем были проставлены эти метки, Флер, уже изрядно повеселев, но все еще оставаясь серьезной, повела нас обратно вверх по горе, мимо того места, где мы впервые встретились с Хранителем.
- Можете говорить, - разрешила она. - Вы все получили допуск на экзамен. Сейчас тихонько возвращаемся к Большому Залу...
Совсем тихонько не получилось - что-то шевельнулось в зарослях.
- Внимание по сторонам! У кого есть - включите люмосы! Кейси, вы впереди!
Щелк в мозгу - романтик, няка и эмпат, любящий весь мир, уходит на задний план. Включается режим "движение в ситуации опасности" - оглядывание окрестностей, палочка в руке, ступать бесшумно, мантию застегнуть на невыразимую булавку (была у меня такая), чтобы за палочку не задевала при применении Максимы... Однако ничего не случилось - привел всех к Большому Залу, где наблюдалась странная активность просто-таки толп народу. Все поудивлялись нашим знакам на лбу, после чего преподаватели разогнали нас по гостиным.
А дальше - ночь. И снова ахтунги. И снова Больничное крыло, зельеварство, этих лечим, этим мозг чешем, в очередной раз самовозгоревшегося Йокуса - перебинтовываем. Я не знаю, почему он самовозгорался, и сколько раз за семестр это случалось, но это стало уже практически дежурным действием, как говорится в Аврорате - "это стандартная процедура".
В какой-то момент, когда я сидел в гостиной, ожидая, пока Дейзи сварит очередную порцию Глотка Надежды, вошел Корнеги. Он не стал перебивать вечно стоящий у нас в гостиной гул голосов, а просто наклонился и шепнул мне на ухо:
- Дайрин Дерри мертва.
Вы знаете эффект от Тринити Блада? Как будто невидимый стержень входит в вас, соединяя семь тонких тел и не давая им разойтись. У меня в этот момент было такое ощущение, будто такой же стержень из меня выдернули. Правда, не до конца - он застрял в области железобетонного астрала, поэтому физическое и эфирное тело не стали лить слезы и биться головой об лесенку. Но ментал подумал: ой, что сейчас начнется...
У нас в гостиной в этот момент мирно придремывала Марыська. Кролль направился к ней. Если по моей весьма сдержанной реакции окружающие, занятые разговором, еще ничего не поняли, то Марыська так сдержанно не реагирует никогда.
- Что? Как? НЕТ!!! Этого не должно было произойти!
Все разговоры разом прервались.
- Что? Что случилось, что такое? Кролик, объясни?
- Дайрин Дерри убита. Теодор Малфой доставил в Мунго ее тело.
Голос Корнеги ровен и спокоен. Но я вижу по его лицу, чего ему это стоит.
Марыська закрывает лицо руками и в слезах выбегает. Из гостиной словно выкачали весь воздух. Кролль отступает к стене незаметной тенью. Мы не замечаем ничего.
Первым молчание нарушает Джимми - он поднимает свой непочатый стакан с чем-то:
- Она была бойцом. И умерла бойцом.
Подхватывает Селена:
- Пусть на небе она идет тем же светлым путем, каким шла при жизни.
Все по очереди говорят еще какие-то слова, потом выпивают, не чокаясь. Я молча беру со стола первый попавшийся стакан, выпиваю залпом и выхожу на улицу.
"После. Все после. Дайрин ты уже никак не поможешь, зато можешь помочь другим! Марш в Больничное Крыло!"
"Но как же так?.. Дайрин... ведь собиралась же потанцевать и вернуться..."
"Марш в больничку, тебе сказано!".
Прихожу. Там уже все знают. Делаю большой глоток лично сваренной (ну, не совсем лично - вместе со Стасси) - Умиротворяшки. Все. Успокоился. Кейси, ты астральный дятел, и это знаешь. И сейчас тебе это очень пригодится. Кто у нас тут? Авроры? Жители Хогсмида? Начинаем лечить. Без эмоций. Потом - в обходы. Заодно можно на разведку слетать - зря, что ли, я у Клементины метлу одолжил? Так, в Хогсмиде все относительно тихо. Слетаем к Аврорату. Ага-а! Возвращаемся в Хогвартс:
- У ворот Аврората пасутся три хрени. Две сильно ушастые, одна не особо ушастая.
- Что-о?
- Сейчас слетаю, уточню.
Летаю, уточняю.
- У ворот Аврората пасутся три хрени. Две сильно ушастые, одна МакНейр.
Марыська выдала мне пачку свитков "Песья кость в банан" - маленький сюрприз для безликих, которые в качестве волшебной палочки используют песьи кости. Но, похоже, подгнило что-то в Британском Королевстве - вслед за несгораемыми упырями появились безликие без песьих костей. Жаль, а замес был красивый.
Хогсмид захвачен. Группа преподавателей - и я вместе с ними - стоим возле ворот. Периодически подходят жители Хогсмида под Империусами, беседуют с нами. Уже под утро к Хогвартсу выруливают Дафна и Кэролайн - обе заимперенные, а Кэролайн еще и без палочки. Хватаю метлу, перевожу их через стену. Морфеус и в Больничное Крыло. Большинство колдомедиков уже умотались и спят. Габриэль просит меня сварить девочкам Кошкин Сон - у меня ни тинктуры, ни ингредиентов. На факультетах уже спят. Сходил в комнату к Дафне, принес им одеяло, они накрылись, похихикали и отрубились. Я пошел в гостиную. На чердачке - человека четыре, будить их нет никакого желания. Пойти на Гриффиндор? Постучался - все спят. На Хаффлпаффе тем более, а на Слизерин уже стучались до этого. Ладно, пришел в гостиную, упал, накрылся мантией. Все. Кейси сдох, будить не надо.
http://hyyudu.livejournal.com/145063.html - часть 3

  • 1
Единороги вернулись как раз тогда, когда меня убивали... В ту же ночь, в общем. Я так и не исполнила своего обещания - сварить Эйфорийку, как только вернутся единороги.

спасибо за игру
и спасибо кейси) за типаж, знаешь, когда ультроморальной девочке все ещё нравится совершеннолетний волшебник;), который играет в булавки с младшекурсницами наверху гостинной - очень хорошим должен он быть=), добрым человеком

метатрэпо оканчивается на омегу, как любой глагол в этой форме - это же словарная форма, нет?

у нас есть Лионелла?(фрёрский факультатив?) - просто это не я - меня там не было.

На тот момент я был еще почти несовершеннолетним. Мне еще вроде даже максиму не зачиповали.
Не ты - значит, видимо, Люси.

не, вроде была у тебя максима в тот день

В тот момент. С утра еще не было

это было не утро:-Ь

Да. Но тем утром у меня максимы еще не было. Она появилась незадолго до ночи.

ну, значит это было крайне предусмотрительно))

"И, наконец, собрание. Шутки кончились - в кабинете Директора собрались не только старосты и деканы, но и другие студенты, которые, по выражению профессора Фревина, "клево сражаются и трансфигурируют". Марыська, Дейзи, Кэролайн... "

не помню... у меня возможны провалы в памяти, но честное слово - не помню такого...может и было)
я вообще после этой сессии лучше помню ночи, чем дни.

Значит, не ты, а еще кто-то...

  • 1