Хыиуду (hyyudu) wrote,
Хыиуду
hyyudu

Category:

Хогвартские Сезоны - Весна 2003. Предотчет

Это первый кусок отчета по Весенней Сессии ХС-2003. В этот раз я решил выкладывать куски не все подряд, а по мере написания. Буду признателен, если кто напомнит мне, что я забыл, и что где было не так. А я пока выдохну, а после возьмусь за следующие куски. Чувствую, это будет самый большой мой отчет за всю жизнь, если уже первые два дня по объему составляют половину отчета об ОС-2002!

Хогвартские Сезоны - Весна 2003. Кейси МакНелли.

Правильно говорила Флер Делакур, "количество туристов, желающих проехаться за абитуриентами, превышает все необходимые пределы". К официальному составу встречающих Сталкер-Штефанеско-я в последний момент присоединилась Люция Бэддок, а туристами с нами ехали Фиорелла, Ифор, Алиса, Ариана и Ли Картрайт. Абитуриентов с самого начала оказалось 12 вместо 15, что дало нам с Ифором повод для циничных колдомедицинских шуток про "20% - потери в пределах нормы". Где-то на подъезде к Лемболово к нам подвалил нетрезвый местный гопник и недвусмысленно заявил, что нас там (на 54 км) будут невыразимо убивать. Я, понятно, шуганулся и сообщил на базу, чтобы прислали крепких ребят к месту высадки Ифора и девочек. Но все угрозы как-то слились, и слава Богу.
В начале нашего традиционного пути нас вместе с Флер в оборотке на Фанни Фест встречали еще Джинни и Гвиневра Бертилак. Отправляся помоляся. Первая непременная живность, которая нами была встречена - Красный Колпак. Колпак был неагрессивен (ха, побудешь тут агрессивным - против такой-то толпы!), поэтому был использован в качестве наглядного пособия для первого урока по МагЖивотным. Не успели младшекурсники толком дослушать лекцию о том, что Красные Колпаки часто заманивают своих жертв в лапы к акромантулам, как один из них не замедлил появиться.
- Кейси, ваш выход! - командует Флер. - Свяжите его!
Я, привыкший к точности формулировок, впадаю в когнитивный диссонанс:
- Связать? Это же ультима нужна!
- Делайте максиму!
- Инкарцеро Максима, акромантул!
Бесполезно, как и ожидалось. Зато Джинни, конечно, не упустит случая напомнить всем, кто тут самый олдовый:
- Импедимента и Таранталлегра! Чему вас только в школе учат?
- Так бы сразу и говорили, - ворчу я, принимаясь за дело. Через несколько секунд паук отправляется приводить в чувство половину своих лап и успокаивать другую половину, а мы внимательно рассматриваем что-то пушисто-кавайное, лежащее в паутине.
- Оборотень, - предполагаю я, вспомнив статьи в газетах о нападении МакНейра на маггловский приют, но понимаю - вряд ли бы паутина удержала бы оборотня, даже молодого. Хотя фиг знает - я не специалист по взаимоотношениям акромантулов и оборотней. Впрочем, приглядевшись получше (Сенсус Виденди Максима - отличная чара!), я понимаю, что в силки попался нюхлер. Паутина - не проблема, с нами есть Гвиневра, а с Гвиневрой Сектумсемпра, но есть еще одна тонкость.
- Обратите внимание на эти растения, - говорит Флер. - Это Стрекучий Ус. Его надо напоить вином, а потом можно взять в руку, предварительно защитив ее чем-нибудь. Например, перчаткой. Кто это сделает?
Первой вызывается... кто же это был? Кажется, Абигайль Абнер.
- Прямо так и лить? - осторожно уточняет она, вертя в руках небольшую бутылочку.
- Прямо так, - подтверждают наши старшие.
Ус опоен и захвачен в личное пользование, а тем временем оставленный нами без внимания Красный Колпак выскакивает и царапает кого-то из абитуриентов. Вот уж не было печали с двумя колдомедиками рядом! Эпискей - чара быстрая и крайне полезная.
Тем временем остатки стрекучих усов разобраны по перчаткам, а нюхлер извлечен из паутины - я не лезу, давая младшим самим поизучать его. Меня сейчас больше интересуют окрестности, из которых мало ли что вылезет. Сталкер и Штефанеско прикрывают другие направления.
- Кейси, вы охраняете? У вас палочка не в руке! - напоминает Флер.
- Мисс Фест, - мы как всегда не палимся, - мне нужно меньше секунды, чтобы ее выхватить, а всему, что тут по лесу может бегать, требуется явно больше времени, чтобы до нас добраться.
Тем временем моя помощь таки требуется - у нюхлера вывихнута лапа. Маткомпонента для Аппаре Стигматы я не захватил - осматриваю лапу так.
- Жаль, что тут нет твоего старшего брата, - говорю я Джинни. Чарли - единственный известный мне ветеринар. Впрочем, ладно, попробуем справиться своими силами. Усыпляю нюхлера, хэкнув, вправляю ему лапу на место, Анемозус, Энервейт на всякий случай. Зверек неуверенно поднимается, бродит кругами, прислушиваясь к ощущениям, а я мысленно ставлю себе на фюзеляж новую звездочку. Мохнатую.
Да, похоже, зверсу изрядно легче - он уже пытается захавать блестяшки на чьей-то сумочке. Я люблю этих созданий нежной любовью в частности и потому, что у меня ничего блестящего не бывает, а что бывает, то не на виду. Ну, разве только амулет с изображением орла, держащего в клюве синюю сферу - купил намедни в Лондоне.
Погонявшись немного за детьми, нюхлер отправляется искать сокровища, и через несколько минут приводит нас к здоровенному сундуку, возле которого невозмутимо парит призрак в средневековых одеждах, с приятными манерами и привычкой изъясняться белым стихом. Как выяснилось - звали его Винченцо, он режиссер театра "Глобус", а в сундуке - их сценические костюмы. Однако, не успели мы толком обсудить эту новость, как мое внимание привлекли целеустремленно шедшие к нам двое людей - высокий в красном и худой в сером.
- Здравствуйте. Я - Красный!
- Здравствуйте. Я - Бледный.
- О, Господи! - Гвиневра закрывает лицо ладонью. Ну здравствуйте, Кони. Особенно Конь Бледный, которого я про себя окрестил Конем-в-пальто. Вот как, оказывается, начинаются Последние Времена!
Мы отправляемся дальше, Сталкер и единственный парень-абитуриент, Форбс Фабер, тащат тяжелый сундук, презентованный нам Винченцо, который следует с нами, Джинни с Гвиневрой остаются общаться с драконами, впрочем, через некоторое время они нас догоняют. После чего Красный прямо, а Винченцо витиевато сообщают нам, что, видимо, под впечатлением от встречи с ними мы пошли совершенно не в сторону Хогвартса. Возвращаемся к перекрестку, сворачиваем налево, идем дальше - все более-менее безопасно, только знакомый уже нюхлер роется в земле. Но на этот раз мы его проигнорировали. В какой-то момент куда-то в леса понесло нашу провожатую - она постояла там с загадочным лицом, прислушиваясь, похоже, к деревьям, потом вернулась к нам:
- Идемте дальше!
А вот и знакомый поворот - в прошлый раз здесь нас чуть не окружили дементоры и Красные Колпаки. И снова у меня нехорошее предчувствие. Флер командует собраться всем вместе, осторожно продвигаемся вперед... Черт, я так и думал! Портал, из которого ордой выскакивают молодые оборотни, и ехидно смотрящий им вслед Уолден МакНейр, выкрикивающий что-то язвительное.
- Дети, бегом вниз, к реке! - крикнула Флер, а Сталкер, Джинни и Гвиневра уже вставали в максиму
- Здесь портал! - подхватил я, подгоняя отставших и потом возвращаясь к месту боя, где уже летали чары. Тут я, честно сказать, немного изменил своему совету не тупить, перепутал оборотней с йети и всадил в них пару трансфигурационных свитков. Одна из оборотней от удивления даже свалилась. Исправиться не получилось - все остальные оборотни уже лежали, сваленные нашими старшими, которым МакНейр что-то кричал от портала. Подходить те разумно не стали. Я отправился вниз - мало ли, с чем могли там встретиться абитуриенты?
Не без нервов, но компания снова собралась у реки. И тут - опять преграда. На мосту через реку сидят двое - в черном и золотом. И, судя по всему, настроены они неласково, а планов сгинуть в ближайшие часы - нет никаких.
- Кейси, сгоняйте в школу, объясните ситуацию директору, - говорит мне Флер. - Да, и попросите, пожалуйста, мистера Фревина или мисс Бетрис Брин появиться там - надо что-то решить с несовершеннолетними девочками-оборотнями.
Я одалживаю метлу у Этайн Хотетовской и взлетаю.
- Смотри, какой выискался храбрец, - ехидно замечает Черный.
- Ага, летит, думает в безопасности, - в тон ему отвечает Золотой. - Может, догнать его, долбануть Торменцио, чтобы знал?
- А что ж? Можно и догнать, нечего тут над нами летать!
"Беседуйте, беседуйте, господа, - думаю я, сжимая метлу в руках. Управляемость, конечно, похуже, чем у моей - в основном за счет цветочков и рюшечек, обильно украсивших метлу. Эх, несмотря на всю внешнюю холодность и строгость загадочной ирландо-полячки, внешне подобающие слизеринке, метла выдает в ней будущую хаффлпаффку.
Однако мысли об этом приходится отложить на потом - Золотой бросился в погоню. Но я уже лечу над берегом, а в честном бою меня еще ни один дракон не догонял. Золотой тоже это быстро понимает, и шум крыльев за спиной уходит в отдаление. С высоты вижу знакомую фигурку. Русые волосы и черный с фиолетовым мундир дают понять - Френсис. Снижаюсь и обнимаю старого боевого друга.
- Знаешь уже, там на мосту две хрени сидят, - говорю я, не сомневаясь в положительном ответе. Еще бы аврорам, которые традиционно принимают школьников на этом берегу, не знать, что творится на мосту.
- Ага, сидят, - подтверждает Френсис. - Сектумсемпрой бьются. Наши уже двое в лазарете лежат!
Понятно. Нехорошо. Взлетаю и долетаю до Хогвартса - ух, как сколько знакомых лиц, которых я не видел, когда отбывал в Лондон! Но сейчас не до приветствий - подлетаю к стоящему возле входа в Большой Зал смотрителю и скороговоркой сообщаю:
- Мисс Брин, на мосту сидят две хрени, бьются Сектумсемпрой, двое авроров уже пострадали, а еще на нас напали несовершеннолетние девочки-оборотни, поэтому профессор Делакур просит вас или профессора Фревина разобраться с ними, потому что они несовершеннолетние!
- МакНелли! - окрик Мортимера застает меня в самом конце моей речи. Быстрым кабанчиком я подскакиваю к директору и уже в голос повторяю свой доклад слово в слово, оглядываясь в поисках Фревина. Тот, похоже, изрядно удивлен такой заявкой. Директор тоже, но Мортимер не был бы Мортимер, если бы позволил себе выказать свое удивление или беспокойство. После короткой паузы он произносит тоном "Ну что вы как дети малые, сами справиться не можете?":
- Мистер МакНелли, обеспечьте, пожалуйста, чтобы все дети и их сопровождающие в кратчайшие сроки попали в Школу Хогвартс!
Мне тут же находятся помощники - тот же Статтон, та же Леонелла, которые ждали в Хогвартсе прибытия абитуриентов. Мисс Пинс выдает мне полный набор маткомпонентов для аппарации. Кто-то с факультета приносит мне еще одну метлу. Северина и дон Альвар решительным шагом отправляются щемить дерзких пацанов, а трое старост в аппарации - за ними. Впрочем, этого не потребовалось, хрени ушли сами.
Мы дизаппарируем в толпе детей (ха, как же они спокойно воспринимают хлопок рядом с собой! Наш бы курс уже моментально выстроился в максиме!) и передаем приказ директора. Впрочем, путь и так свободен, и Флер, напомнив нам о традициях, отправляет нас обратно на Хогвартский берег, а сама рассказывает будущим первокурсникам о том, как важен этот переход через реку - переход, за время которого ребенок становится волшебником. Потом она переходит сама, а за ней по очереди все наши абитуриенты. Кто-то идет нерешительно, кто-то весело, кто-то пританцовывая, а Этайн ложится на мост и обрызгивает себе лицо водой из реки. "Фиг там, а не Слизерин, - думаю я. - На Слизерине был только один такой панк, это Кара МакКейн, и другой вряд ли будет".
Но, наконец, все абитуриенты перешли через реку (никто не провалился, и отлично) и организованной толпой, построенной в формацию "боевая сопля", дружно топают в сторону ворот Хогвартса. Нас сопровождают все встречные, от авроров до Тиля-драконолога. Зато когда мы обходили Хогвартс сбоку, возник вопрос - идти ли по засыпанной снегом дорожке возле школы, или через Хогсмид. Несмотря на все уверения Тиля, пошли по снегу - тем более, появившийся неподалеку из ворот ДОМПа Джером Эйвери в Кровавом Доспехе и с палочкой в руке никак не добавлял нам доверия к дороге через Хогсмид. Конец пути прошел в слегка нервной обстановке. Кто-то помянул Джерома по имени, и я старался идти поближе к Шеннон Селвин - вдруг ей сейчас приспичит пойти пообщаться с дедом? Но сейчас у нее, как и у остальных ее сокурсников, были гораздо более важные дела - надо было добраться-таки до Хогвартса, чтобы сесть под наш любимый кусок фетра, определяющий судьбу на ближайшие годы.
Входим в Большой Зал, и я занимаю свое традиционное место - на торце стола Рейвенкло, в дальнем от преподавателей конце. Периодически случавшиеся в прошлом семестре эксцессы, вроде акромантула, решившего вломиться в Большой Зал во время обеда, как бы намекали, что наилучшее для меня место в Большом Зале - максимально близко к выходу, на свободном пространстве, где можно и взлететь, и чарами покидаться, если что.
Шляпа в этот раз была не пьяна, а скорее укурена, если судить по ее дикому взгляду. Обязанности свои, впрочем, выполняла вполне добросовестно - с ее-то опытом!
- Абигайл Абнер! - называет директор Мортимер первое имя. Светловолосая девочка уверенной походкой идет между нашим и гриффиндорским столами. Как же, помню, помню ее - неуемная жажда знать все обо всех, заявки о том, что ее легко можно завербовать в шпионы, бесконечное число вопросов всем, кто соглашается на них отвечать... Помню этот подростковый максимализм. Вообще по тяге к знаниям кажется, что к нам. Ну, посмотрим.
- Слизерин! - громко восклицает Шляпа. Необычный выбор, да - ну что ж, посмотрим, в какую форму слизеринские воды отшлифуют этот минерал.
- Ева Барри! - заметное оживление со стороны аспирантов. Еще бы, Марго не могла не придти на распределение своей сестры. Естественно, Йокус и Ризия тоже здесь... только вот Клементины уже нет. Кстати, в этом году поступает ровно такой же состав Барри и Фаберов как три года назад - одна девочка Барри и мальчик с девочкой Фаберы. Любопытно будет узнать решение Шляпы.
- Рейвенкло! - ну отлично, первая к нам! По синему столу тут же проносится шепоток "Налейте ей!". Да, в этом плане факультет Ровены не меняется. Хотя стопка сухого вина - это еще ничего, вот если бы давали выпить, например, Жести...
- Белинда Вамберхайм! - державшаяся в поезде немного отстраненно девушка следует под Шляпу. Абигейл шепотом предупреждает окружающих, что это ее кузина, и что если кто Белинду будет обижать, будет за это иметь последствия. Семейственность опять работает - Белинда тоже отправляется под знамена нашего факультета.
- Генриетта Грант!
Маленькая симпатичная русая девочка в очках, неуверенно улыбаясь, идет к преподавательскому столу и садится на стульчик.
- Генррриетта Гррррант! - рычит Шляпа. - Г. Г.! Знавала я одну девочку Г.Г., и я знаю, на какой факультет отправлять девочку с таким именем и фамилией! Грррррифиндоррррр!
Радость и ликование за столом красно-желтых друзей - первый львенок за сегодня.
- Алиса Кларк! - выкликает Мортимер.
- Отсутствует, - отвечаю я громко.
- В лесу потеряли? - прищуривается он.
- Боюсь, еще на вокзале, сэр!
- Хм, ладно. Элли МакКу!
- Она больна драконьей оспой и не приехала!
Еще один укоризненный взгляд.
- Надеюсь, эммм... Энди МакКу! - она не болеет?
- Нет, она не болеет, господин директор. Ее просто нет!
Люди вокруг уже откровенно веселятся, а я чувствую, что мне даже нравится паясничать, не выходя при этом за рамки приличия.
- Анастасия МакОлей!
Моя старая знакомая - девочка, которая, еще не поступив в Школу, уже пошла стажером в Драконарий. Я смотрю на нее и тихо завожу старую песню: "Волосики светленькие, личико ангельское, походка от бедра, мадам Хуч так не умеет...".
- Кейси!.. - одергивает меня Селена. Да нет, тут выбор слишком очевиден.
- Слизерин!
Одарив всех присутствующих улыбкой, Анастасия отправляется к зеленому столу. Семья МакОлей снова делится между Слизерином и Рейвенкло - у нас, как и была, железная Абигейл, у них Анастасия заменила отсутствующую сестру Майрет.
- Агнес О'Лири!
Тут уже снова встают на цыпочки гриффиндорцы - сестра Вирджинии, все-таки. Но в отношении этой рыжей прелести я не сомневался ни на секунду - учитывая, сколько она читала по дороге в Школу. Да, друзья, младшую сестру Бернарда Беррингтона наш прекрасный головной убор отправил к нам - и младшую О'Лири тоже мы заберем. Рейвенкло!
Рядом со мной Селена кивает головой - ее предположения тоже подтвердились.
- Хм... Элизабет Родри!
Вообще-то, если поднять историю, немалое количество Родри отправлялось на Рейвенкло, однако красноречивый взгляд старосты Слизерина показывает, что он явно не сторонник этой традиции и предпочтет видеть сестру под знаменами дома Салазара. С другой стороны, я уже пообещал ее отцу Ричарду присматривать за девочкой. Но всем нам придется еще побыть в неизвестности.
- Отсутствует! - вздыхаю я.
- Господин директор, она подъедет завтра утром! - раздается чей-то голос.
- Хорошо, значит, завтра снова придется доставать Шляпу, - кивает Мортимер. - Шеннон Селвин!
Ну, тут родство не то чтобы намекает, а прямо-таки кричит. Никаких сомнений - Слизерин.
- Арья Тиболд!
Так приглянувшийся мне по дороге через Запретный Лес и до нее кавайный черноволосый электровеник радостно плюхается на стул и переводит свой взгляд направо, где ее уже ждут ее будущие...
- Грифиндор!
... нет, уже настоящие соученики. Да, я бы удивился, если бы Шляпа решила по-другому.
- Как я часто говорю - история развивается по спирали, - заявляет директор. - Снова то же самое, что и три года назад! Инри Фабер!
Шляпа верна себе. Девочка Барри отправлена в предел орлов - девочка Фабер проследует на зеленый факультет. Ляжет ли на свое место третий кусок мозаики?
- Форбс Фабер!
Парень, которого я еще в поезде пугад, что от квиддича он не отвертится ни за какие коврижки. Ну что, дом Годрика? Да, так и есть. Перед всей Школой одиноко стоит Этайн Хотетовская-О'Лири, или просто Этне. Гордо подняв голову, она проходит между рядами и садится под Шляпу. Ну что, неужели, как год назад, на Хаффлпафф - редко, но метко?
- Хаффлпафф!
Бурные ликования барсуков - они и так немногочисленны, так еще и к ним меньше всего народу. Ну хоть один человек, и то хорошо. Крепкая дружба в небольшой компании складывается лучше, чем в толпе.
- Так, позвольте, а что там за юноша стоит у входа? - деланно удивляется Мортимер. - А ну-ка, молодой человек, подойдите сюда.
С хитрой улыбкой тот подходит. На лицах старшекурсников читается "Энервейт, энервейт!", более младшие глядят с недоумением. Шляпа закатывает истерику:
- Старый дурак! Опять ты! Ты так ничему и не научился! Я не скажу тебе ничего, ты уже слышал, что я тебе говорила!
На лицах старших меняется гамма чувств. Недоумение младших начинает формироваться уже членораздельно и осмысленно: "Кто это?". Мортимер откровенно улыбается.
- Господин директор, снимите меня с него! Я не меняю свое решение! Я ничего не скажу! Особенно ему!
- Что значит "ничего не скажу"? Назови факультет!
- Он и так все знает!
Я мучительно сдерживаюсь, чтобы не ляпнуть "Хаффлпафф!". Show must go on.
- Ну же! - директор слегка повышает голос.
- Нет, нет, и нет! И не просите!!! - Шляпа соскакивает с головы "абитуриента" и прячется куда-то за Велеславу. Все-таки она, хоть и артефакт, все же женщина. В смысле, Шляпа, а не Велеслава, хотя та сама тот еще артефакт :)
- Ну и ладно, - машет рукой Мортимер.
- Имя! Назовите имя! - уже в голос кричит кто-то из младших.
- Ну что ж... Аберфорс Дамблдор!
Судя по миграции нашего нераспределенного, он решил, что его факультет - Педсостав.
Далее начались объявления. Мортимер представил преподавателей (было очень непривычно видеть Терезу за преподавательским столом, а не справа от него, как обычно), после чего в мягчайших выражениях (настолько мягко, что многие так и не поняли, что это было) выгнал Штефанеску и велел без василиска в Школу не возвращаться. Ну, а на ее место назначил сестренку Кассиопею, отчего у нее потом полвечера глаза напоминали смайлик из двух букв О. На место старосты Слизерина на это время была поставлена Марион Фенемор.
Кроме того, были сказаны какие-то слова про защиту Школы, все понемногу принесли для этого, Рейвенкло спел песню и материализовал над Большим Залом звездное небо, Гриффиндор отдал меч сэра Кэдогана, Администрация ради защиты Школы принесла в жертву одно из школьных правил. Кто там крикнул цифру 6, Лео? В общем, мы получили возможность хранить в спальнях и гостиных предметы, помеченные МинМагии как запрещенные. Все вспомнили слово "противозачатка" и возликовали.
Кроме этого - вперед вышли Джинни и Гвиневра и сказали, что для драконов нужны четыре девушки с одинаковыми именами, а если таковых не найдется, они возьмут это на себя. Я, честно сказать, думал, что всадницами станут три младшекурсницы Элизабет - Уэстергейт с Гриффиндора, Камерсон с Рейвенкло и новопоступающая Родри. Найти бы еще четвертую, но найти школьницу со вторым именем Элизабет, думаю, можно было.
Люди расходятся по своим гостиным, чтобы посвятить новопоступивших. Я тоже отправляюсь на традиционные факультетские посиделки, но меня оттуда не раз и не два вытаскивают - то на собрание старост, то еще по каким делам. Наши новенькие - Белинда Вамберхайм, Агнес О'Лири и Ева Барри - умнички, одна другой рейвенклоистее. Так или иначе - на десятый где-то выход я отправляюсь уже основательно экипированным - в теплой кофте, с метлой, трансфопоясом, прочитанным на себя свитком, дававшим мне возможность по щелчку пальцев превратиться на две минуты в прозрачного сниджета и с 99.9% вероятностью свалить из любого незамкнутого пространства. Второй такой же свиток я (радуясь обретенной Гамме-Ультиме) пришпандорил на Штефанеску, раз уж я не мог помочь ей в ее квесте напрямую.
Через некоторое время собирается группка приключенцев под руководством Директора. Он объясняет нам цель похода - обретение артефактов и славы. Причина похода: год назад мистер Малфой-старший со своими присными явился пред наши заспаны очи и сломал ворота Школы, даже не подумав после этого извиниться. Соответственно, мы идем творить адекватный ответ. По предложению Мортимера, адекватным ответом является поимка Кровавого Доспеха. Из которого, соответственно, придется каким-то путем вытряхивать Джерома Эйвери - возможно, посмертно. Услышав слово "посмертно", добегаю до комнатки, вытаскиваю из папки свое завещание и отдаю его Бетрис Брин.
Толпа приключенцев собирается та еще - кроме самого директора, к нам присоединяются Тиль, Ифор, Джимми Статтон, Чалис Уэлл под андрогинкой, Джейн-а-ныне-Джек Валентайн, старший и младший Блэквуды, дон Альвар, Хэмптон и еще несколько достойных джентльменов. План прост - дойти до объекта и аппарировать его на территорию Школы. Причем дополнитгельно придав пинка от Феникса, чтобы вдавить его внутрь защиты, сложив его тем самым в аппарационный шок - прямо к ногам патрульной группы, наличие которой возле задней калитки в качестве очередной головной боли возлагалось на меня. Я бодро перевел стрелки на декана, попросив его обеспечить проход хотя бы одного патрульного мимо задней калитки раз в десять минут. Люпин сказал, что все устроит.
Внезапно в наших планах возникает неприятная заминка - у Джерома есть артефакт, который в этот момент его скорее всего утащит в Нижний Мир. Тогда Чалис предлагает свои услуги - она аппарирует к нему и отрежет ему голову мечом Годрика Гриффиндора. Останавливаемся на этом плане как на наиболее исполнимом.
Прекрасные дамы провожают нас в поход. Габриэль и Велеслава проникновенно желают нам удачи, а Марго дает директору какую-то вещь, чтобы он потом вернулся. Часть из нас седлает метлы, осуществляя информационную поддержку с воздуха, часть идет на своих двоих. Таким порядком и добираемся до арены.
На арене идет движняк. Кто-то с кем-то сражается, кто-то кого-то круциатит, кого-то куда-то утаскивают, МакНейр что-то выговаривает сжавшимся в углу арены девочкам-оборотням. Директор не зря напоминал нам о цели похода, о которой мы не должны забывать в случае чего. Подобраться к Эйвери крайне сложно - возле него постоянно курсируют двое вампиров и Теодор. К нам присоединяются Френсис и Мелисента. Возникает шаткое равновесие, когда ни одна из сторон толком не понимает планов другой, и только из-за этого еще не летают чары и не щелкают хлысты вампиров. Участники похода маневрируют, выжидая. Я внаглую летаю на метле, не сильно, впрочем, беспокоясь. Авадить меня вроде пока смысла нет, а убежать я смогу практически от любого. В худшем случае - трансфу применю. Где-то внизу Марыська объясняет кому-то из упсов, что это, видите ли, МакНелли на метле разлетался. Впрочем, я давно уже не питаю иллюзий, что в случае ахтунга я буду рассматриваться просто как "еще один школьник".
Команда авантюристов смещается в сторону Отдела Тайн и начинает наблюдать оттуда. Директор, взяв меня с собой, уходит в снега. Брожение и шатание продолжаются, Мортимер посылает меня напомнить нашим приключенцам, что время не резиновое, и что ждать более подходящего момента можно бесконечно. Я напоминаю им об этом, снова посылаюсь на разведку, пару раз кругом облетаю Арену, Рабастана, Джерома, сажусь обратно - как раз чтобы заметить, что Теодор отправился болтать с Мортимером. Немедленно Сенсус Виденди Максима, и неотрывно наблюдаю за палочкой зельевара и руками. Но нет, империть он, кажется, не собирается, а тут внезапно и в ДОМП происходит какое-то движение, и большая часть упсокомпании отправляется туда. Джером уходит пешком, практически в одиночку, тут бы его и брать тепленьким - ан нет, на сопротивленцев нападает уже неоднократно мной проклятый (http://hyyudu.livejournal.com/195404.html) тупняк и нерешительность, и "лорду-консерву" беспрепятственно дают дойти до ДОМПа. Оставаться на арене становится глупо, и мы отправляемся следом.
Упсы уходят внутрь, мы начинаем тупить. Я предлагаю, раз сейчас на арене народу мало, пойти туда и вытащить оттуда девочек-оборотней, но идея как-то не находит никакого отклика. Вот прямо совсем никакого.
Предлагается очередной гениальный план - Тиль закричит "На Лорда Малфоя напали!", после этого авроры складывают первого упса, вышедшего из ДОМП, аппарируют его куда подальше, и все сваливают. Не скажу, что этот план привел меня в восторг - как говорится, "мой высокий Разум подсказывает мне, что сейчас мне потребуется моя высокая Подвижность". Но в целом, выбирая между этим планом и ничегонеделанием... впрочем, не знаю. Видеть Авады в своих друзей-авроров, других сопротивленцев, аспирантов или Директора мне совершенно не хотелось. Особенно в первую же ночь.
Тем временем кто-то подал любопытную мысль: а не в ДОМПе ли уже Люцик? И не обломаться ли нам, если что? Помянутый гражданин решил нам помочь в решении этой затруднительной задачи, выйдя из ДОМП со всей своей свитой. Все, война - фигня, начинаем маневры.
Побродив некое время туда-сюда, черная толпенька направляется к нам. Нас четверо - Мортимер, Статтон, Валентайн и я. Хватаю на метлу Джимми, Джек - директора, и мы все медленно и печально взлетаем. Люциус предлагает директору спуститься и поговорить - тот соглашается, попутно обмениваясь с тем самыми изысканными поклонами. Выглядит это очень комично (напомню, мы все еще на метлах), внезапно малоподвижную темноту разрывают два ярких пятна - Чалис на метле и Феникс рядом. Люциус взмахивает рукой:
- Авада Кедавра, Феникс!
- Мобиликорпус, Феникс! - подхватываю я огненно-красное тело и разворачиваю метлу к Школе. Но бесполезно - Феникс рассыпается пеплом, который оседает на землю. Пепел, знаете ли, на мобиликорпусе не удержишь.
Директор тем временем отправляется бродить по аллее вместе со слегка раздраженным Малфоем, а Чалис на бреющем полете уносится в Школу. Мы остаемся втроем - я, Джеймс и Джек. Некоторое время тупим там, никуда не уходя - ждем Мортимера. Я за его сохранность не сомневаюсь ни на йоту - у меня такое чувство, что директор после проигрыша на министерских выборах вернулся к своей схолецентрической позиции, в которой в центре мира находится Хогвартс, а все ДНХ вместе с Министерствами пусть себе разбираются, как хотят, пока их деятельность не мешает школьникам учиться. Заподозрить его в связях с Сопротивлением - это надо быть полным параноиком. Да и вообще, директор - слишком одиозная фигура, чтобы судьба позволила ему попасть в серьезную передрягу в первую же ночь семестра. Поэтому, не без волнения, конечно, но и без особой паранойи мы стояли и ждали возврата Мортимера.
Позже я узнал, что в этот момент Чалис Уэлл уже подняла на уши всю школу криками "Директор захвачен в плен!". Да, бывает, даже такие горячие головы иногда захватывает неконтролируемое.
Тем временем Мортимер вернулся через некоторое время, слегка недовольный, но вполне бодрый. Навстречу ему вылетел уже переродившийся Феникс:
- Марк, ты как?
- Все в порядке. А вот что ты учинила?
- Я подумала, что вы Ультимой начали кидаться!
- Феникс, мы РАСКЛАНИВАЛИСЬ! Думаешь, легко это делать на метле?
- Ну, я летел тебя спасать...
- От чего? Нет, говорил же я - на такие предприятия нервных женщин и птиц брать нельзя!
- Господин директор, а на что вы договорились с Люциусом? - встреваю я.
- Он... ммм... сделал мне два предложения.
- Каких?
- Неоднозначных. Я ответил, что если бы я принимал единоличное решение, ответ был бы "нет", а поскольку управление Школой все-таки коллегиально - я пообещал провести педсовет и поднять эти вопросы на нем. Ответ будет интересовать мистера Малфоя завтра после шести вечера.
Подтянулись остальные авантюристы, и мы стали решать, что делать дальше. Операция "человек-консерв", говоря простым языком, провалилась, выражаясь дипломатично, была отложена до лучших времен. Предложение отплатить Малфою за его поступок зеркально (пойти на холм и сломать там дверь Малфой-Мэнора) было сочтено ребячеством и глупым хулиганством.
- Ну что ж, джентльмены, - подвел черту директор, - предлагаю теперь направиться в кабак и там отметить окончание нашей кампании, каким бы оно ни было!
Впрочем, в кабак мы направились каким-то странным путем - я, честно сказать, не знал, как так проложить дорогу от ДОМПа до кабака, чтобы по пути уткнуться в ворота Хогвартса. Все посмотрели на дом, милый дом, и решили, что кабак никуда не уйдет, а в Хогвартсе всяко интереснее. Поэтому я оседлал метлу и полетел внутрь - искать миссис Брин, чтобы она отперла ворота для наших искателей приключений.
Я забежал в Больничное Крыло (нельзя забывать о такой полезной процедуре, как проверка на непростиловку после каждого посещения Хогсмида!), с очевидностью ничего не нашел, и отправился в так еще и не закончившиеся патрули старост Школы. По пути еще забежал на Хаффлпафф и предупредил Алиссию, что ей грозит потерять пост старосты. Она ответила, что может предоставить директору обоснование своего отсутствия, и я успокоился. Родри я не собирался предупреждать - во-первых, на то есть слизеринцы, во-вторых, я был бы только рад, если бы его сняли.
Ночь прошла относительно без эксцессов, не считая ночной драки между четырьмя драконями, в которой если кто и пострадал, то сами себе дураки.
Я вернулся в нашу с Джимми и Визимиром комнату, на двери которой висел листок с многообещающей надписью "Она любит тебя!" и ехидной припиской "А я - нет! А.Б.". Мда. Я знал, что делать отдельную комнату мальчиков - абсолютно логичный, но совершенно проигрышный ход. Все остальные комнаты на факультете Рейвенкло были уютными гнездышками, обжитыми нашими девушками, которые везде умеют создать комфорт. Комната, в которой живут три парня-старшекурсника, склонные пропадать когда угодно и где угодно, напоминает небезызвестный гараж. Естественно, обогревателем никто из нас не озаботился, поэтому в нашей берлоге царил дубак. Стуча зубами, я снял галстук и мантию, лег и укрылся одеялом. Это был первый и последний случай за весь семестр, когда я перед сном 1) снимал галстук, 2) снимал мантию, 3) приходил в нашу комнату.
Tags: Кейси МакНелли, РИ, Хогвартские Сезоны, отчет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments